Chicagoland

Объявление

План засел у меня в голове уже давно. Не то что бы это был мой профиль. Я занимался другим, совсем другим, но решил, что раз есть возможность подорвать деятельность всей этой шайки с другого конца, то почему бы им не воспользоваться? Сообщил начальству. Не тому, у которого руки в крови и в выделениях разных танцовщиц, за дозу готовых родную маму продать, а тех, что вроде как чисты на руку. Вроде как защищают государство изнутри. Боже, храни Америку, какие же мы охуенные, всю преступность искореним. Они дали добро. Только вот подставляться было нельзя. Оно и понятно - мне потом дальше работать в этой человеческой клоаке. Но план засел в голове давно и слишком прочно, как иглы дикобраза в жопе. Я даже знал, с чего начать. далее
*достаю книгу темных и начинаю читать заклинание призыва дьявола. Призываю Нейтана* © Thomas West
Январь, 2020; -10...+03 || NC-21

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Chicagoland » Архив эпизодов » фиолетово-черный


фиолетово-черный

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

ФИОЛЕТОВО-ЧЕРНЫЙ

https://funkyimg.com/i/2XnKV.png

Реббека & Элис & Альба
▼▼▼
Вписка. Песня. Рисунки. Алкоголь.
▲▲▲
▼▼▼
18 августа, квартира Элис и Бекки
▲▲▲
▼▼▼

Sehnsucht schwer am Boden
Händeringend vor dem Sturm
Gedanken stumm von Blindheit
Ziehen die Wolken vorbei
Das Laeuten in der Ferne
Wie ein leiser Gruß der Sterne
Birgt Erinnerung an Ewigkeit
An Himmelstod

+1

2

Воскресный день выдался тяжелым, ибо две смены казались неимоверно длинными, выматывающими, но необходимыми. Квартира стоила денег, а проблемы Элис с наркотиками требовали решения. Но все минуло. Растеклось во времени, и теперь просто надо было впадать в рабочий ритм. Элис все больше времени проводила у мистера Уолша, а квартира казалась пустой. Впрочем, это было приятно, хотя бы  это жильё назвать своим домом, местом, где спокойно, где можно переночевать, и когда не надо думать о том, сколь холодно будет на улице сегодня.
Она уже несколько месяцев не жила дома, и не звонила ни Адриану не Торбену, потому что не могла, потому что выкинула их из своей жизни, потому что понимала, что не может спокойно говорить о них. Она была брошена. Она была одна, была щеночком, что гладили и любили, когда было настроение.
Мужчины любят детей лишь на втором месте, это надо было принимать, об этом следовало помнить.
Впрочем. Они многое ей дали, но оба забыли о ней, когда жизнь слишком грубо обернулась, разворачивая драму, позволя Реббеке оказаться в эпицентре, позволяя ей остаться одинокой, брошенной, забытой.
Торбен был честолюбив, он не простил предательства своей карьеры, не простил подвоха и уехал, просто бросив их, чтобы вновь начать все с чистого листа. Он бsk не родным для Бекки, но при этом, Адриан ни раз говорил, что девочка пошла в него. Характер, стиль, затворничество и ирония, она была похожа на второго отца, что изредка звонил, и чьи звонки потом обратились лишь в вынужденную череду, что лишний раз напоминала о былом. Какой был смысл отвечать тому, кто в Денвере прекрасно чувствовал себя, стараясь вновь вернуть свое имя.
А Адриан? Топя себя в тонне алкоголя, желая умереть от остановки сердца, что разбито, он плевал на то семя, что пусть и случайно, но посеял и растил.
Им плевать, и ей теперь плевать.
Элис смогла хорошо устроиться, найти работу и кажется ее карьера шла в гору, и замечательным было то, что она не бросала Бекки. Вечеринка, которую они решили устроить перед началом учебного года, была прекрасным поводом немного развеяться, отпустить все напряжение, что последнее время неимоверно давило, выматывало и истощало.
Комната была полна гостей, знакомые и не очень лица разошлись по жилой площади, беседуя друг с другом, и слушая тех, кто хотел поделиться своим талантом.
Некая своеобразная уличная богема в стенах новоиспеченной модели и официантки, что мечтает стать архитектором.
Бекки, спой, ну чего ты? - Джек развалился на кресле, смотря на подругу и подмигивая ей. Сколько она с ним пела по паркам и переходам, и сколько его знала, он был ее другом, что всегда был рядом.
- Лис, все нормально по еде или что-то заказать, - спросила Ребекка у Элис.
Она была рада тому, что все обернулось так, пусть ее немного и смущало то, что ее подруга, спала с ее учителем.
- Бекк, давай, Элис, скажи ей! - Джек, довольно фыркнул, беря в руки гитару,- Уже позно, и люди хотят лирики, под которую удобно пить.
- Ты ужасен, ну ладно, - Бекки улыбнулась. Музыкальная и балетная школа, это было желанием Адриана сделать из нее принцессу, токо вот не вышло. Ребекка не любила одежду, что подчеркивала формы, не любила яркий макияж, единственное, что ей нравилось это яркие волосы. Совсем не образ кроткой леди, что так тщательно взращивали ее отцы.
Джек аккуратно провел пальцами по струнам и заиграл.
- Друзья, сюда, одна из хозяек квартиры согласилась спеть! - отрапортовал ее друг
- Какой же ты дурак, - закатила глаза Бекки, слушая ритм гитары, и кивая в такт:
Maybe won't you take it back
Say you were trying to make me laugh
And nothing has to change today
You didn't mean to say I love you
I love you
And I don't want to

Ребекке нравилось петь, но она знала, что ее призвание, это архитектура и урбанистика. Она следила взглядом по комнате, держа в руках бокал с вином. Ребекка ненавидела напиваться, и боялась пить до тех пор, чтобы терять контроль, но все же в подобных жидкостях было что-то, что позволяло отпустить разум, расслабиться.
- Элис, попробуй, отличное вино, - Бекки дружелюбно дала бокал своей подруге, замечая незнакомые лица в толпе.

+2

3

На дворе стоял август, а лето уже начинало пахнуть осенью. И этот запах напоминал о приближении зимы.
Погода Чикаго и Мадрида не отличалась кардинально, тем не менее, зимой в США становилось зябко, и пару раз Альба видела снег. Привыкшая к яркому солнцу и теплу, испанка жутко мёрзла под холодным светом американского светила. Она не любила зиму, потому что ей всегда казалось, что она умрет именно в это холодное, одинокое время.
Но пока в Чикаго властвовал август, пусть и сделавший уже большой шаг в сторону янтарной осени, Альба сидела на лавочке, привалившись к спинке, и, прикрыв глаза, подставляла свою загорелую кожу солнцу.
- Долго ещё мы будем здесь сидеть? - Миранда поерзала на сидении рядом.
- Тшш. Дай мне ещё пару минут.
Миранду можно было назвать единственной подругой Альбы, хотя они с Андресом за глаза именовали ее рыбкой-прилипалой. Перес не планировала заводить крепкие дружеские отношения. Нет смысла врастать корнями в другого человека, если ты сорняк, и рано или поздно тебя все равно придется вырывать из благоприятной почвы.
Но пухленькая Миранда с первого дня вцепилась в новенькую, и как Перес не старалась оттолкнуть девушку от себя ничего не вышло. Подобно тому, как Альбу притягивала в свое время загадочность Тадео, Миранду тянуло к ней. Но Перес решила не повторять ошибки парня и держала "подругу" на расстоянии вытянутой руки. Впрочем, Миранду такое поведение вполне устраивало. Она была из тех, кто любит много говорить, и могла вещать в автономном режиме, не обращая внимание слушает ли ее другой человек.Именно по этой причине Альба не спешила раскрывать девушке свой страшный секрет. Слишком велика была опасность огласки. Тем более, ей остался последний год в школе. Хотя уже давно Перес ненавидела слово "последний", от него веяло тоской и безнадежностью.
- Алли, пойдем, - в очередной раз начала канючить Миранда. - Если мы не успеем, я тебя не прощу.
- Ты сказала, что тебе просто надо что-то забрать, - Альба распахнула глаза и внимательно посмотрела на подругу.
На секунду на лице Миранды отразилась паника, но она тут же взяла себя в руки и, бодро кивнув, ответила:
- Да, я же говорила. Но, если мы сейчас не застанем Элис дома, то потом ее фиг найдешь. Она вечно тусуется у своего мужика, а к нему я идти не хочу.
- Хорошо, - Альба сделала вид, будто не заметила странного выражения, промелькнувшего на лице подруги. - Надеюсь, ты помнишь, что мое время ограничено.
На губах Перес появилась привычная холодная ухмылка. Ее забавляло, как многие фразы теперь имели для нее самый прямой смысл, который был скрыт от остальных.
Всю дорогу до мифической девушки по имени Элис Миранда болтала о чем-то своем, а Альба любовалась яркой зеленью едва тронутой осенним огнем. В конце концов, их небольшое путешествие окончилось среди обычных высоток, большинство квартир в которых предназначались для сдачи. Дом Альбы находился на другом конце города, и до этого ей не приходилось здесь бывать, поэтому она ненадолго остановилась, осматриваясь, чем вызвала новую волну протеста со стороны Миранды.
Квартира, в которую им так срочно нужно было попасть, находилась на четвертом этаже, и когда Альба об этом узнала, то потащила подругу к лестнице.
- Ничего, для здоровья полезно, всего 40 ступеней.
Перес помчалась первая, смеясь на ходу, и на поворотах цепляясь пальцами за перила. Она едва не проскочила нужный пролет, и остановилась, только заметив ярко лиловую цифру 4 на стене. Дыхание сбилось, и воздух поступал в горло толчками, но ей нравилось это ощущение. А вот Миранда ее энтузиазма не разделяла, и переваливаясь с ноги на ногу поднялась лишь спустя полминуты, вся красная от натуги.
Вместо того, чтобы искать звонок рядом с нужной дверью, Миранда просто толкнула ее, и та, о чудо, оказалась не заперта. Внутреннее строение ничем не отличалось от других квартир подобного уровня: несколько комнат, разделенных длинным коридором. В одной из комнат раздавались переливчатая гитарная мелодия и звучал приятный женский голос. Наверное, именно в этот момент Альба окончательно догадалась, зачем Миранда привела ее сюда. Подруга приглашала Перес на различные тусовки уже множество раз, но та всегда наотрез отказывалась. Алкоголь, наркотики и большое количество незнакомого народа совершенно не то, что нужно Альбе в ее положении. На подобных тусовках легко потерять голову, а девушка никому не желала своей участи.
- Идём, - шепотом произнесла Миранда, хватая подругу за запястье.
- У тебя пятнадцать минут, а потом я ухожу, - спокойно предупредила Альба. На ее слова девушка отреагировала понимающим кивком, хотя, судя по горящим глазам, смысл сказанного до неё так и не дошел.
- Элис, дорогая, мы пришли! - именно с таким возгласом, Миранда ввалилась внутрь. В последний момент Альба успела выпутаться из уверенной хватки подруги и остановилась за шаг до того, чтобы пересечь границу комнаты.
Перес провела взглядом, осматривая находившихся внутри людей. Тусовка скорее напоминала небольшой квартирник, где все явно давно друг друга знали. Миранда замерла, растеряно оглядываясь  по сторонам и ища глазами ту самую девушку, ради которой они пришли.
- Бекки, а где Элис? – Миранда довольно громко обратилась к сидящей на диване молодой девчонке. Своим появлением они довольно сильно привлекли к себе внимание, и Альба чувствовала себя неуютно. Но та самая девушка, к которой обратилась ее подруга привлекла внимание испанки. Если всех присутствующих здесь Перес могла назвать красивыми, то ее охарактеризовала бы, как "особенная".
- Это Альба, я про нее говорила, - улыбаясь, произнесла Миранда и махнула рукой в сторону подруги.
- И вам совершенно незачем запоминать мое имя, потому что через пятнадцать минут меня здесь уже не будет, - Перес все ещё стояла в проходе, рукой опершись на косяк. - Миранда, ты что-то собиралась забрать у Элис.
Альба прекрасно знала, что подруга ей солгала, но тем занятнее теперь было наблюдать за ее реакцией.
- Ты что-то перепутала, Алли. Я сказала, что мы зайдем и посидим немного с ребятами. Если ты слегка повеселишься, от этого ведь никто не умрет…
- До встречи с тобой, я не жаловалась на плохую память, - холодно фыркнула Альба, делая шаг внутрь. - Меня затащили сюда обманом, и я действительно не планирую задерживаться надолго, но кое с кем можно познакомиться.
Она уверенно пересекла комнату и подошла к Миранде, но даже не посмотрела в ее сторону. Все это время ее внимание было сконцентрировано на другом человеке.
- Меня зовут Альба, - произнесла она, протягивая вперёд руку. – Предпочитаю знакомиться лично.

+2

4

Ребекка привыкла к шумным компаниям, привыкла к множеству незнакомых лиц вокруг, и привыкла им улыбаться, что-то отвечать, периодически посылать и может ввязываться в драки, но так она имела крышу над головой, имела возможность найти что-то напоминающее нормальную пищу и воспользоваться душем, чтобы вновь бежать в школу, а затем на смену. Тот разговор в кафе с Элис, то странное желание Ребекки заговорит будто было предначертано судьбой.
Смешно...
Кригер не верила в судьбу, в мистику и прочую ерунду. Она знала, сколь холоден и нелицеприятен этот мир, который хочет утопить, от этого ты будешь улыбаться, чтобы приняли под крышу, будешь милой, чтобы получить больше чаевых, и будешь прямолинейной, чтобы не тратить своё время. Все временно.
Нельзя привыкать к хорошему, всегда надо ждать ножа в спину, - с четырнадцати лет эта мысль осела в голове Ребекки, заставляя ее раз за разом не надеяться, не ждать, а просто делать всё, чтобы приблизиться к задуманному. Но все же, в беспросветной тьме, встречались те, кто мог заставить улыбаться, кто заставлял верить, что в этом сраном мире есть хоть что-то светлое.
Джек, она знала его с детства, он был рядом, теперь в ее рутину ворвалась Элис, подарив ей крышу и перевернув ее жизнь. Не считая истории с наркотиками, что заставила Кригер впасть в некое отчаяние, будто принимая мысль, что она является знамением подобной мерзости. Отец не употреблял, он пил, но всё же... Всё же...
- Почему бы нам не сходить в парк? - лениво протянул парень, проводя пятерней по кудрявым волосам.
- Потому что некоторые должны работать, чтобы оплачивать хату, в которой ты греешь свою жопую, - улыбнулась Бекки, забираясь с ногами на диван.
Ребекка проследила, как Элис вышла на балкон. Кейн закурила, явно нервничая от того, что в ее памяти весьма отчетливо всплывали события последних месяцев. Она была другой, нежели в школе, и Бекки было странно то, что Алексис был с ней рядом, ибо слишком уж полярны они были. Впрочем, не Бекки было судить об отношениях. Хотя, она видела лишь то, сколь разрушительна могла быть любовь. Ее отцы тому пример: так много чувств - так много боли.
- Вот и подзаработала бы, - отмахнулся парень.
- Отвали, - Бек лениво оттолкнула парня коленом в сторону, видя, как в комнате появилась лицо, да и тело Миранды, в сопровождении ее новой, а может и не очень, знакомой, что явно была не в восторге от подобной вечеринки. Каждому своё.
Ребекка не любила вечеринки, но часто нуждалась в них, чтобы забыться, заставить себя чувствовать хоть что-то, кроме ноющей пустоты внутри, и дребезжащего одиночества.
Наверное, это столь усердно отец желает залить алкоголем...
Кригер было все равно на происходящее,пока вели себя все сдержанно, рассевшись по полу и забирая гитару друг у друга, то и дело что-то начиная бренчать и подыгрывать напевающим гостям, уютно, этого достаточно, но все же вече оживился, когда внимание приковала знакомая Миранды, которая отчитала девушку, за то, что та ее привела на вечер.
Картина была весьма комичной, и даже подпившие, или под травкой гости обратили взор на то, что некоторым явно стало не ловко. От слов особы ухмылка на губах Ребекки стала шире. Ох, как она понимала эту девушку, что явно была не в восторге от подставы.
Глоток вина. И странно, что не пива.
Пиздец я леди....
И Кригер лишь многозначительно взглянула на Джека, что успел закурить, держа пепельницу рядом, зная, что от попытки подпалить ковер, Ребекка раскатает его голову по полу.
Но девушка, подобно танкеру двинулась в толпу, оказываясь рядом.
Джек поперхнулся дымом, громким кашлем руша атмосферу.
Ребекка, подняла глаза и протянула руку:
- Ребекка, можно Энн, но чаще Бекки, - улыбнулась Кригер, надеясь, что эта девушка не из семьи полицейских, особенно в Чикаго.
- Присаживайся, может у нас и понравится, - ухмыльнулась школьница,- Только не ради, Миранды, нахуй ее активность.
Бекки нарочито злобно осклабилась:
- А это Джек.
- Привет, - махнул кудрявый, вновь делая затяжку.
- Что будешь пить? - Ребекка кивнула в сторону балкона,- Это Элис, и она кажется размазывает сопли с моим учителем по физике. Это мерзко.

+2

5

Рукопожатие - это символ, знак того, что человек пришел без оружия. Сейчас посыл несколько изменился, но Альбе нравилось вкладывать в него прежний смысл. Далеко не всем бы в этой комнате, она позволила прикоснуться к своей ладони.
Кожа Ребекки на несколько градусов теплее ее собственной. Перес давно заметила, что часто температура ее тела ниже, чем у других. Возможно так было всегда, а, может быть, дело в болезни, которая медленно пожирала девушку изнутри.
Порой Альба думала, что всем было бы проще, если бы она заболела раком. Ее мать могла бы рассказывать о том, как они отважно борются с ужасным недугом, и получать сочувственное одобрение. Но ВИЧ - это совершенно другое дело. Его нельзя подцепить от простого чиха, и многие богатеи считают его болезнью бедных, стыдной заразой, о которой нужно помалкивать. А отсутствие внешнего проявления ВИЧ только способствует тому, что зараженные скрывают свою болезнь. 
- Занятно, обычно людям нравится звучание лишь одной из версий собственного имени, а чаще всего никакое. Могу добавить ещё одно испанское "Ardiente". Мне кажется, тебе подходит.
Альба стянула резинку с волос, позволяя кудрям волнами разбежаться по плечам. Она очень давно не расслаблялась, держа каждую мелочь под контролем. И ей бы хотелось отпустить все, позволив себя быть просто восемнадцатилетней девушкой, способной влюбляться и переживать о том, что она не понравилась какому-то мальчику. Только ее мысли теперь навсегда привязаны к страшному диагнозу. Он ее клетка, ее проклятье и ее спутник на всю оставшуюся жизнь.
После весьма дружелюбного приглашения Ребекки Альба села прямо на пол, скрестив ноги, и теперь смотрела на девушку снизу вверх.
- О, здесь можно ругаться матом, а я думала  - это сборище анонимных любителей Шекспира, - слова испанки вызвали очередной приступ кашля у парня, который сидел рядом с Беккой.
- А это Джек, - представила она соседа по дивану. Как будто мне интересно, как его зовут. Альба безразлично кивнула на приветствие парня. Он был мелкой сошкой, не стоящей особого внимания. Ей хватило взгляда, чтобы понять: Джек хочет казаться крутым, а не быть им. Пройдет время бунтарской юности, и этот кучерявый паренек залезет в скучный черно-белый костюм и будет заседать в офисе строго с девяти до шести.
- Кажется, твой парень совершенно не умеет курить, - ухмыльнулась испанка, не сводя глаз с новой знакомой. - И знаешь, я уже давно послала Миранду на хуй, но пока еще не нашелся ни один, готовый ее принять, - произнося последнюю фразу, Перес наклонилась немного вперед и чуть понизила голос, будто это был чертов секрет.
К слову сама Миранда понятия не имела, что девушки ее обсуждают, потому что пристала к какому-то несчастному парню, который не знал, как вежливо отделаться от прилипалы.
- Что будешь пить? - поинтересовалась Ребекка и тут же, кивнув, в сторону балкона представила еще одного персонажа их вечеринки. В этот раз Альба отвела глаза от девушки, чтобы рассмотреть ту самую мифическую Элис, ради которой Миранда так сильно рвалась на эту тусовку. А посмотреть там было на что. Главная звезда вечеринки оказалась красивой, как модель. Ведь именно такие девушки холодно взирают на простых смертных с глянцевых обложек. На миг Альбе даже показалось, что она ее уже где-то видела... Краткая характеристика подруги от Ребекки тоже ни чуть не удивила испанку. Именно такие красотки, как Элис, способные заполучить любого, тянуться к запретному. Элис неуловимо напомнила Перес Риту. Первая и единственная девушка, с которой переспала Альба была умопомрачительно красивой. Все парни в школе пускали слюни, завидев Риту в коридоре, и тем забавнее было осознавать, что у девушки совершенно иные предпочтения. Они с Альбой не планировали отношения, потому что обе искали лишь способ развлечься, и идентифицировать собственную сексуальность. Ко всему прочему Рита знала, что Перес можно доверять, и она не пойдет трепаться о том, чем они занимались целую неделю июня.
Заметив пристальный взгляд новенькой и услышав не самую лестную характеристику о себе, Элис решила завязать с уединением и вернулась к гостям. Она сразу же начала читать Бекке нотации и, судя по взгляду девушки, уже далеко не в первый раз. Альба молча наблюдала и слушала, пока Элис не обратилась непосредственно к ней:
- Я - Элис, но можно Лис или Мэнди, а ты, если я правильно расслышала - Альба? Приятно познакомиться и добро пожаловать. Если ты не любительница алкоголя, то у нас есть и безалкогольное пиво. Буду рада, если составишь мне в этом компанию.
- Твоя подруга очень красивая, но слишком много болтает, - все еще обращаясь к Ребекке, произнесла Перес. - И да, меня зовут Альба. Спасибо за предложение, но я не хочу пить.
Интересно, кто из них, о ком заботится? - Альба несколько раз перевела взгляд с Бекки на Элис и обратно. Вторая выглядела более зрелой, но испанка чувствовала, что в их взаимоотношениях все не так просто, как кажется на первый взгляд. Таких, как Ребекка часто называли темными лошадками. За своей дерзостью девушка явно прятала что-то личное, и Альба подумала, что в очередной раз попалась на удочку загадочности, позволив себя заинтересоваться другим человеком. Расслабься, Перес, это всего на один вечер. А потом вы скорее всего никогда не увидитесь. - Альба в задумчивости прокрутила резинку от волос на запястье, не сразу осознав, что Элис задала очередной вопрос.
- С Мирандой? - переспросила испанка. - А ты как? Всю дорогу, она говорила только о тебе... Мне кажется, она в тебя влюбилась, но судя по всему, твоему учителю не стоит волноваться.

+2

6

Дом. Была ли эта квартира ее домом? Нет, это было место, где Ребекке было спокойно. Ее бабушка часто говорила о том, что дом, то место где тебя ждут. Ее ждала бабушка, ждал дед... Но к чему им проблемы в их возрасте? Тут ее не ждали, хотя бы потому, что или Элис работала или ночевала у мистера Уолша.
Не представляй даже!
Ее, как неудивительно ждали в пропахнувшей алкоголем и грязью квартире в  элитном квартале Чикаго. Наверное... Почему-то Ребекке хотелось в это верить. Хотя, о доме она вспоминала всё реже, после того, как сказала отцу, чтобы он шёл нахуй со всей его жизнью и страданиями. Сказала не в воздух, а понимая, что это конец.
Да, так было проще, просто забыть о тех днях, что важны для маленьких девочек, вспоминая, из-за которых понимаешь, что тебя любят... любили...
Нахуй! Просто Нахуй!
Ее жизнь при всех ее проблемах не была дерьмом, и Кригер не привыкла жаловаться, она ненавидела нытиков, не любила размазывать сопли, потому что понимала, что эта трата времени и ресурсов, ей хватало той боли, что она хлебнула от тех, кто обязан был защищать и оберегать, от родителей.
Больше заботы в последние годы она получала от Кэма, кажется она могла бы влюбиться в него, если бы у нее было время, и хоть какая-то надежда, что из этого что-то выйдет. Но пустые мечты это трата времени и лишние нервы. Разочаровываться хреново.
Новая знакомая, что появилась тут обманом явно была не в восторге. Она осматривалась, нехотя изучая окружающих, смотря на всех с неким превосходством.
- Да? - Ребекка, ухмыльнулась на прозвище,- Обычно меня сравнивают со льдом, из-за глаз.
Девушка, распустила волосы и опустилась на пол, рядом с остальными гостями, что некими группами обсуждали что-то между собой. Двоих Энн знала давно, они так же, как и она скитались в поисках ночлега, прячась от собственных проблем. Одна сбежала из детского дома, а второй устал смотреть на то, как его мать трахается каждую неделю с новым мужиком, периодически пудря нос кокаином, и домогаясь собственного сына.
Бекки понимала, что такое побеги, и понимала, что таким людям просто хочется отдохнуть, просто спать, просто проснуться и знать, что тебя не выгонят, считая отбросом и неудачником.
Бекки усмехнулась на шутку девушки и перевела взгляда на своего друга, который явно не ожидал, что сегодня его природное обаяние не сработает.
Я не ее парень, - хмыкнул Джек,- И кажется "пошёл я нахуй", - он фыркнул, нехотя поднимаясь,- Принесу бурбона или джина, что там еще осталось на кухне, а то с вами на трезвую голову находиться тяжко.
Бекки засмеялась от от поведения парня и от жесткого высказывания испанки. Глядя на нее, Кригер казалось, что они могут поладить.
Ребекка театрально приподняла брови и посмотрела на вернувшуюся Элис, возмущенно мотнув головой на фразу о единорогах. Когда-то она произнесла случайно это фразу, но она так засела в разговорах их двоих, что не отреагировать на это было трудно. Только вот фраза про влюбленность пролетела мимо. Кригер не интересны отношения, они ей не нужны, она это понимает, она уже насмотрелась на то к чему они приводят, будучи четырнадцать лет в самом эпицентре эмоциональной мясорубки.
Элис, как всегда прекрасно выглядела, была безупречна, и смотрелась Кригер рядом с ней весьма контрастно со своими цветными волосами и свободными одеждами. Но это забавляло Ребекку, она никогда не ровнялась ни на что и ни на кого, может от этого круг ее друзей был весьма ограничен.
Альба. Она назвала своё имя и Бекки кивнула, вновь ухмыльнувшись, на ее слова и смотря на Мэнди. Мэнди тоже да всего этого образа была весьма запутавшейся, а потом нашла Лекса, а потом ее сломило.
- Да кто только в нее не влюбляется, - криво хмыкнула Ребекка,- Ты посмотри на ее задницу и буфера, и учитывая что она снимается для нижнего белья есть куча материала для дрочки. Хотя моя фантазия, рисующая картины Миранды в эээ... вообщем фу! Надо выпить.
Бекки пожала плечами.
- Ты студентка? - спросила Ребекка, пытаясь придумать тему для разговора. Она не умела знакомиться, не умела находить общие темы. Просто так получалось, что по жизни ее просто приручали более активные люди, будь то Джек, что заступился за не в детском саду, потом на ее жалкую попытку отреагировала Элис.

+2

7

То, что Бекки и Элис связаны видно невооруженным взглядом. Даже, если бы они не сказали друг другу ни слова, по взглядам легко заметить, что девушек связывает крепкая дружба. Но только ли дружба? В словах Ребекки и в ее взгляде, нарочито безразличном, Альба видела что-то большее. Какой-то намек или легкую недосказанность, которая присутствовала между девушками. Однако, Элис выражала свою позицию предельно четко, и, казалось, что модель готова каждому первому встречному сообщить о статусе своих отношений.
Элис действительно была девушкой красивой, и ее красота вероятно ни раз возбуждала животные инстинкты противоположного пола. Даже Перес почувствовала, легкую стайку мурашек, пробежавших по телу, когда она позволила себе на секунду представить, как их губы соприкасаются. Но это лишь физическое влечение, примитивное и скучное. Поэтому испанка переключила свое внимание обратно на Ребекку. Эта девушка казалась ей более интересной, и притягивала ее не только физически. Иногда так бывает, когда видишь человека и понимаешь, что хочешь узнать его лучше. Понять, почему во взгляде плещется такая бесконечная печаль, а в руках постоянно бокал с каким-нибудь крепким напитком.
- Я уже сказала, что она красивая, по-моему, это исчерпывающее описание, - ухмыльнулась Альба. – Значит, она модель? А я-то думаю, где я могла ее видеть. Возможно, как раз в тех журналах, которые Миранда бережно хранит под подушкой…
После последних слов Перес все, кто мог ее слышать скривились в отвращении. На самом деле, никаких журналов не существовало, да и Альба никогда не была в гостях у Миранды. Испанка не горела желанием оставаться наедине с девушкой в замкнутом пространстве. Хотя она не замечала от Миранды никаких особых поползновений в свою сторону, Альба чувствовала, что подруга готова попробовать разные варианты. Тем более, с парнями у нее явно не клеилось. Даже сейчас, когда она почти прижала одного бедолагу к стенке, тому удалось под благовидным предлогом быстро ретироваться. И, судя по тому, с какой скоростью он покидал комнату и квартиру Элис, парень уже мысленно покупал билет на самолет в другой штат.
Альба не верила в теории про половинки и предназначения. Но она была уверена, что на каждого найдется свой любитель. Просто кому-то повезло родиться такой, как Элис, у которой выбор любителей явно больше, чем у несчастной Миранды. Перес относилась к крепким середнячкам. Она была достаточно привлекательной, но вместе с тем немного отталкивающей. В классе она получила прозвище Снежная Королева, потому что отказала всем парням, которые пытались к ней подкатить. Девушки действовали умнее, пробуя сначала добиться дружбы испанки, но и это не возымело должно эффекта. Из всех претенденток осталась лишь непробиваемая, как бронепоезд, Миранда. И, кстати, в ней был свой плюс, потому что как только они начали «дружить» от Перес разом все отстали.
Элис, как и большинство девушек страдала синдромом излишней скромности и начала возражать Ребекке. Из ее речи, Альба с удивлением почерпнула, что карьера модели у Кейн началась далеко не с пеленок. Да и детство было явно не самое радостное.
- Уверена, что когда ты была дочерью двух наркоманов, многие восхищались тобой, но боялись связываться. Люди стараются отгораживаться от плохих историй, боясь заразиться неудачей, будто это гребанный вирус. Ты слышала, что мы все лишь среднее арифметическое пяти людей, с которыми мы общаемся? По-моему, редкостная чушь, но, если смотреть на тебя, -Альба на секунду перевела взгляд на Элис. – Я уже знаю двоих. Необычная девушка и похотливый учитель физики. По этой теории, ты должна быть умна и загадочна. Но так ли это?
Перес красноречиво пожала плечами. По ее мнению никакой особой загадки в Элис не существовало. Недолюбленный ребенок, который потянулся к тому, кто был готов дать ей эту любовь. А вот тот самый учитель… Там все может оказаться гораздо интереснее, но для того, чтобы это понять Альбе нужно встретиться с ним лично, а у испанки не было такого желания.
- Ты студентка? – спросила Ребекка, вероятно для того, чтобы перевести тему. На губах Альбы появилась очередная усмешка. «Ну же, не разочаровывай меня так быстро».
- Тебе действительно интересно это дерьмо? К тому же, кто гарантирует, что я не совру? На сколько лет я выгляжу? Кто-то дает пятнадцать, а кто-то двадцать два. Могу оказаться, кем угодно от отличницы до поститутки, просто включи воображение, - Альба изогнула бровь, и призывно посмотрела на новую знакомую. «А ты вот явно творческая личность».

+2

8

Ребекка часто ощущала себя мамочкой для Мэнди, хотя сама нуждалась в заботе, но видно последние годы дали знать о себе, и желание получить эту самую теплоту трансформировалась в то, чтобы дать ее кому-то. Вообще это не складывалось с характером Кригер, что всегда предпочитала держаться поодаль от компаний, и слать любого, кто пытался проникнуть в ее душу. Да, у нее был свой круг друзей, или скорее приятелей, с которыми можно было посидеть где-то в Кэнэривилле, Авалон Парке или Бёрнсайде, преимущественно чёрных районах, и где был тот, кто мог приютить на ночлег, и это было достаточно далеко от родительского дома. Сейчас же она перебралась в район среднего класса и общение можно было ограничить и заняться работой и своей жизнью.
Элис стала тем человеком, который нуждался в поддержке Бекки, по крайней мере пока еще. А так, у нее был мистер Уолш, у которого она пропадала и сейчас ее карьера шла в гору. Кригер скоро снова должна была остаться одна, и иллюзий она не строила на этот счет, она должна была поступить в колледж, и желательно не в Чикаго, а где-то в Нью Йорке, да или на той же Аляске, чтобы ее не нашли. Нет ее ничего не мучило, просто начинать с чистого листа проще, чем оборачиваться. Она твёрдо решила, что ничего общего у нее не будет больше ни с Гордонами, ни с Кригерами. Хоть и понимала, что ни бабушка, ни дед не виноваты в этом.
Ребекке нравилась резкость Альбы, того, как она держалась в незнакомой компании, и ее присутствие тут было куда гармоничнее, чем притащившей ее сюда знакомой, которая явно должна была пожалеть о том, что сделала это, получая тонну желчи в свой адрес.
Но Кригер это не цепляло, это не было жестокость с их стороны, это был выбор этой девицы с кем дружить, чтобы чувствовать себя комфортно или просто нужной.
На простой нейтральны, пусть и притянутый вопрос новая знакомая разошлась целой речью, от которой брови Бекки приподнялись удивленно и немного иронично.
Нет, не интересно, и мне, честно говоря всё равно, что ты ответишь, - девушка приподняла уголки губ,- Просто пыталась быть вежливой и проявить заинтересованность. Ни видно не стоило.
Кригер безразлично пожала плечами, спокойно смерив взглядом Альбу и ударив ногтями по стеклу своего бокала. Отцы прививали ей воспитание, принятие, мечтая сделать из нее принцессу, только вот не вышло. Совершенно.
"Ты вся в Торва!" - частая фраза, что бросалась Адрианом, при том что второй отец и не был родным, но видно влияние его было достаточно велико на Бекки, хотя все же замкнутостью она была обязана генам Кригера старшего.
Энн лениво посмотрела на Элис, и на пепельницу, и ближайшего от столика гостя, кажется его звали Марк.. или Метью, или Майк...
Рискну..
- Эй, мистер М, передай эту штуку рядом, - холодные глаза очаровательно блеснули и девочка широко улыбнулась, получая заветную штуковину, которую передала подруге. То, что Кейн курила в квартире Кригер не нравилось, уж слишком напоминало ей дом, только запах сигар отца был куда насыщенне и тяжелее, как и того, что курил Торб. И после подобного мебель быстро пропитывалась запахом никотина и лишала жилище некой свежести.
- Опять, ты решила провонять всю квартиру, - выдохнула синеволосая, после чего откинулась на подголовник, свесив голову вниз, - Я уже заебалась. А мне еще готовиться к экзаменам. - она прикрыла глаза, немного злобно оскалившись,- Тебе то не надо учиться Кейн, ты уже и так пробила себе дорогу в будущее.

+2

9

Реакция Элис на ее слова нисколько не удивила Альбу. Нельзя сказать, что она намеренно пыталась вызвать такую реакцию, просто уже давно привыкла говорить то, что думала, не особо фильтруя слова. Какая разница, если ты видишь этих людей в первый и последний раз? А, даже, если и нет, не лучше ли сразу показать свою личину, не создавая ложных иллюзий?
Кейн явно была влюблена, испытывая ту самую наивную любовь, которой страдают недолюбленные девочки-подростки. Неудивительно, что она выбрала в качестве объекта этого светлого чувства своего учителя. Он – взрослый мужчина, который ассоциируется у нее с опекой и заботой. А вот, что он нашел в ней кроме красиво лица и привлекательной фигуры? Возможно, она не глупа, но явно наивна.
- Мне кажется, в США пока еще свобода слова, - пожала плечами Альба. – Я сказала то, что успела понять за время нашего общения. Здесь половина тусовки пожирает тебя глазами. И, если он купился на твою незамутненную душу, то я просто снимаю перед ним шляпу.
Элис попыталась сделать вид, что слова Перес ее нисколько не тронули. В конце концов, ни она первая, ни она последняя, кто высказывает подобные мысли.
Бекка менее критично отнеслась к резкому высказыванию испанки. И даже подтвердила, что на самом деле, ей не особо интересно, чем та занимается. «Вот и прекрасно, оставим некий флер загадочности».
- Нахер вежливость. Если бы я хотела ее получить, то поперлась бы в католическую церковь, чтобы какие-нибудь прожженные содомиты утешали меня, прощая грехи и засматривались на мальчиков-алтарников. На тусовках надо пить и говорить о ерунде. Но пить мне не хочется, - в этот самый момент Кригер ударила ногтями по округлому боку бокала, словно в подтверждение слов Альбы. 
Ребекка отвлеклась от их странной беседы, попросив какого-то парня передать ей пепельницу. Судя по тому, что имя из ее уст не прозвучало, Бекка просто не помнила, как его зовут. Он не слишком удачно сунул в руки овальный предмет, и Кригер едва не выронила его, но на помощь пришла Альба, придержав с другой стороны.
- Всегда, пожалуйста, - одними губами произнесла девушка.
Она спокойно наблюдала за новой перепалкой подруг о курении и учебе. И их заботы забавляли Альбу. Для нее все уже было решено. Колледж, образование, будущая работа и даже срок жизни четкой линией был вычерчен на ладони.
Андрес предлагал ей путешествовать после школы, понимая, что в отличие от других она не успеет в полной мере насладиться всей унылостью ежедневной офисной работы. Но Альба отмахнулась, заявив, что она больная, а не особенная. Хотя иногда испанка и вправду думала о том, чтобы уехать. Может быть, после окончания колледжа? Альба все время давала себе какие-то отсрочки, отчаянно пытаясь выиграть еще немного времени. Она с ужасом думала, как будет просить «еще хотя бы год», когда симптомы вылезут наружу, будто мерзкие язвы.
Неожиданно Перес отвлек звук телефона. Он настойчиво завибрировал в кармане, и, достав его, она с удивлением обнаружила, что это будильник. «Черт, почти забыла», - мысленно ухмыльнулась испанка. На самом деле, «забывать» оказалось приятнее, чем она думала.
- Мне нужно на воздух, - достаточно громко сообщила Перес, глядя прямо на Бекку. – Пойдем со мной, мне кажется, вечеринка уже достигла того момента, когда все разбредаются по парам и зажимаются в углу. А еще можно прихватить твою подругу, чтобы она дымила за пределами квартиры, и мило вмешивалась в наш разговор со своими идеалистическими замечаниями.
Не дожидаясь положительного ответа, Альба встала и медленно направилась к выходу, ловя взглядом Миранду. Настырная девушка оказалась довольно сильно увлечена какой-то беседой, и не способна заметить исчезновения подруги. Именно это Перес и было нужно, она не хотела, чтобы Миранда сейчас совала свой любопытный нос в ее разговор.

+2

10

- Не пить на вечеринке? Очевидно, ты любишь эпатировать публику, - Бекки посмотрела на Альбу,- Хотя большинсву из присутствующих главное поесть.
Пепельница чуть не выскользнула из рук и Альба вовремя подсобила, заставляя Бекки благодарно улыбнуться.

Ребекка смотрела на то, как люди расползались по квартире, некоторые "подозрительно" уходили в ванную со своей парой, но приятно было то, что все приглашенные не стремились нанести порчу имуществу, или перейти некую грань, большинство в свое время помогли Бекк,  а теперь ей хотелось поддержать этих людей, пусть имен некоторых она и не помнила. Имя это важно, важно если ты хочешь чтобы человек остался в сердце, остался в жизни, в остальном же, это лишь инициализация или звук, информация, что не стоит внимания.
Альба высказала своё мнение, и Элис не оценила подобного, хотя не сказать, что это было столь обидно, по крайней мере со стороны Кригер, которая чаще всего плевала на мнение и суждение других, чужие слова, просто звуки, на которые не стоит отвечать и реагировать. Какой смысл?
Бекки лишь ухмыльнулась, закатив глаза, прежде прикрыв их:
- Девочка моя, - с мягкой иронией проговорила Бекки в сторону Элис улыбнувшись и не смотря на нее, чувствуя, как кровь приливает в голову, из-за ее положения - Когда ты перестанешь реагировать на слова? По мне это не обидно, учитель и ученица, хорошее начало для порно, конечно. Стереотипы, они такие. Но тебе то что? Ты его любишь, он тебе нужен, ты не обязана никому ничего доказывать, кроме себя. Так что спусти свой пар. Уолш отличный мужик.
Слова человека, что для тебя ничего не значит не могут задевать, но Элис велась на это. Хотя многие велись, как заметила Кригер, иначе бы она огребала меньше от людей за свои шутки и сарказм.
Люди неимоверно ведомы порой...
Потолок, он уже начал провисать, Энн заметила это, открыв глаза и смотря на некую точку, вновь усмехнувшись на высказывание подруги. Она любила Элис, и с какой-то стороны Кейн была взрослее Кригер, она любила, она встречалась, она столкнулась с модельным бизнесом, но при этом в ней была некая инфантильность, но она должна была быть в их возрасте, только у Бекки она последнее время проявлялась все реже. Она занималась счетами, думала о второй работе и о том, как поступить в университет в Нью Йорке и уехать поскорее.
- Да слышала я тебя, - Бекки улыбнулась шире, поднимаясь в вертикальное положение,- Просто я не уверена, что ты все же доучишься, сейчас пойдут контракты и тебе просто некогда будет тратить время на учебу, а художественная гимнастика это не то, что учиться заочно. - она пожала плечами,- Нет, я в тебя верю, но по-моему сейчас тебе надо тратить силы на другое, типа лигии косметики или белья или еще что-то, что будет тебя кормить.
Звук телефона Альбы отвлек от разговора и Энн перевела взгляд на хозяйку гаджета. Кровь неприятно отлива от головы и Кригер повело, поэтому предложение пройтись прозвучало разумно и подышать. Предложение было весьма ироничным, заставляющим Бекки ухмыльнуться и посмотреть на Элис, склонив голову на бок и с нежностью сестры смотря на Кейн:
Я люблю твои идеалистические замечания. - она кивнула,- Может дойдем до магазина или закажем пиццу? Надеюсь они скоро уснут, поверь мне, спать под крышей стоит дорогого. Спасибо, что понимаешь.
Ребекка взяла Элис под локоть и подмигнув пошла за Альбой, настигая ее:
Парочки скоро отрубятся и часть пойдет по домам. Те кто хотят домой, так что не знаю, что за момент. - Бекки посмотрела на Миранду с которой пришла испанка,- А ее ты не будешь забирать?
Она ухмыльнулась, и подхватила со стола бутылку с пивом. Отцы бы не одобрили. Но где они? И в отличие от Адриана, она знает, что такое мера.
- Эй! Долго вы тут притон устраивать будете? Я уже вызвал полицию! - не совсем дружелюбное лицо соседа появилось из-за двери.
- Доброго вечера, мистер Браун, может пива? - Бекки отсалютовала бутылкой мужчине, очаровательно улыбнувшись, - Так будет проще заглядываться на студенток, утопив свою совесть, или включили праведника, потому что миссис Браун вернулась?

Отредактировано Rebecca Krieger (20 Окт 2019 19:18:21)

+2

11

На вопрос Ребекки о Миранде, Альба ничего не ответила, посчитав его риторическим. Миранда получила то, что хотела: пропуск на вечеринку, за счет симпатичной подруги. Теперь Перес ей ничего не должна и хотела бы на некоторое время избавится от общества прилипалы.
Альба схватила рюкзак и, толкнув дверь, выбралась наружу. На лестничной клетке топтался мужик, самый типичный житель подобного рода домов. Он оценивающе взглянул на Альбу, будто примеривался стоит ли рыжеволосая испанка внимания. Прежде, чем его заспиртованный мозг успел сделать аналииическиеыводы, Альба показала ему фак и, смеясь побежала вниз по лестнице. На пролете второго этажа она услышала мужской прокуренный бас, который втирал что-то вышедшим за ней Ребекке и Элис. Правда слов было не разобрать, но после понятного на всех языках жеста, он вряд ли пожелал девушкам приятного времяприпровождения. Впрочем, это уже их проблемы.
Перес всегда была одиночкой. А болезнь лишь сильнее отделила ее от остальных, прочертив ярко-красную линию между ней и всем остальным миром. Альба всегда была подсознательно готова к тому, что останется совершенно одна. И она знала, что справится. Ей не нравилось, когда кто-то без спроса лез со своей псевдоблагородной помощью, и сама помогала только в том случае, если ее просили.
Испанка выпорхнула на улицу и вдохнула свежий воздух. Конечно, называть его по-настоящему свежим было достаточно опрометчивым решнием. Но после прокуренный квартиры, наполненной запахом пьяной отрыжки, местные запахи не так сильно били по чувствительному обонянию.
В Чикаго, в принципе, пахло совершенно иначе. Испанский воздух даже в городе был наполнен солоноватым запахом моря. В Америке же воняло индустрией и деньгами. Они настолько сильно отдалились от природы, что первое время Альба чувствовала себя дикарем, попавшим в каменные джунгли. Ко всему прочему ритм жизни и злоупотребление фастфудом сделали большинство американцев просто необъятными. Тучные домохозяйки с интересом следили через голубые экраны за анорексичными моделями, диффелирующими по подиуму при этом щедро запивали огромные бургеры далеко не диетической колой. Страна контрастов и навязчивой пропаганды свободного мира, построенной на костях ее коренных жителей. Альба ненавидела Америку, и после окончания школы мечтала переехать в другую страну или, возможно, вернуться на родину. Она пока не решила.
Перес прислонилась спиной к шершавой стене, в ожидании, когда ее новоиспеченный знакомые выберутся наружу. К счастью, ее ожидание не продлилось долго. Последние несколько лет, у Альбы были особые отношение со временем, и ждать девушка не любила.
Она краем уха зацепила разговор Ребекки и Элис о магазине, но у нее были совершенно другие планы.
- Здесь есть какое-нибудь тихое место? – спросила испанка, обводя девушек взглядом. – Я бы хотела сделать наброски ваших портретов, но не люблю рисовать в очень шумных местах. А то некоторые, заметив человека с планшетом, пристраиваются  за спиной и начинают раздражать своим внимательным взглядом.
Будто в подтверждение своих слов испанка извлекла из рюкзака альбом с плотной обложкой и карандаш. Конечно, больше ей хотелось нарисовать именно Бекку, но она подумала, что Элис может по-своему добполнить образ бунтарки. К тому же карандашного наброска все равно будет  недостаточно. Реббеку нельзя до конца раскрыть в черно-белых штрихах. Обязательно нужно добавить сапфирную синеву волос и холодную лазурь радужки глаз. Но все это она сможет сделать позже, а сейчас ей нужно минут двадцать, чтобы очертить контуры и бросить тени. Она могла бы попробовать воспроизвести образ Бекки по памяти, но ей все еще не слишком хорошо это удавалось. К сожалению, память упускала важные детали: маленькие морщинки в уголках глаз, лунный изгиб брови или случайно выбившийся завиток. А без этого портрет не выглядел по-настоящему живым.

+1

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»


голосуем:
Рейтинг форумов Forum-top.ru


Вы здесь » Chicagoland » Архив эпизодов » фиолетово-черный


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC