Chicagoland

Объявление

План засел у меня в голове уже давно. Не то что бы это был мой профиль. Я занимался другим, совсем другим, но решил, что раз есть возможность подорвать деятельность всей этой шайки с другого конца, то почему бы им не воспользоваться? Сообщил начальству. Не тому, у которого руки в крови и в выделениях разных танцовщиц, за дозу готовых родную маму продать, а тех, что вроде как чисты на руку. Вроде как защищают государство изнутри. Боже, храни Америку, какие же мы охуенные, всю преступность искореним. Они дали добро. Только вот подставляться было нельзя. Оно и понятно - мне потом дальше работать в этой человеческой клоаке. Но план засел в голове давно и слишком прочно, как иглы дикобраза в жопе. Я даже знал, с чего начать. далее
*достаю книгу темных и начинаю читать заклинание призыва дьявола. Призываю Нейтана* © Thomas West
Январь, 2020; -10...+03 || NC-21

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Chicagoland » Архив эпизодов » [AU] Never Ending Story


[AU] Never Ending Story

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Never Ending Story

https://funkyimg.com/i/2WCpZ.png

Анжелика & Мерседес
▼▼▼
Минуло пятнадцать лет с начала нелегкого приключения Анжелики де Пейрак. Взлеты, падения, и все ради того, чтобы обрести счастье. Отчаянная, во имя любви и детей она собирала свою жизнь по кусочкам. И возможно, ее испытаниям должен был придти конец, только знала ли она, что по возвращению в некогда родной дом, узнает, что не только ее муж вернулся, но... кажется он обрёл новую любовь... 53 летний Жоффрей де Пейрак женился на Мерседес Мари, дочери колониста и уже несколько лет... счастлив?
▲▲▲
▼▼▼
1674 год, Париж. Отель дю Ботрейн, дом графа де Пейрак
▲▲▲
▼▼▼

Wrong Side Of Heaven

тыц

https://funkyimg.com/i/2WCpY.png https://funkyimg.com/i/2WCpX.png

[NIC]Mercedes de Peyrac[/NIC][STA]Season Of The Witch[/STA][AVA]https://funkyimg.com/i/2WCpY.png[/AVA][SGN]Kiss me hard before you go
Summertime sadness
I just wanted you to know
That, baby, you're the best
[/SGN]

+1

2

Пальцы мягко коснулись бархатистой поверхности цветка, и губы расплылись в широкой улыбке, и нос втянул дурманящий запах исходящий от куста. Маленькая Луиза с интересом изучала бабочку, что насмешливо перелетала с цветка на цветок, будто надсмехаясь над маленькой рыжеволосой девочкой.
Женщина выпрямилась и прошла несколько шагов по саду, позволяя парче широкой юбки касаться травы издавая приятный шелест. Она была практически счастлива, если не считать того, что она искренне желала родить еще ребенка для своего супруга, но тяжёлые роды Луизы имели последствия. Первая жена Жоффрея явно была плодовитой, и эта мысль изредка, но колола душу Мерседес, когда она задумывалась об этом, но после она вспоминала последние шесть лет своей жизни, и тепло покрывало ее душу, позволяя успокоиться и вздохнуть.
Она ведь и не надеялась, что сможет вернуться в Париж, после того, как ее отец был сослан, но череда событий и встреча с Жоффреем изменила многое в ее жизни. Она вновь могла одеваться хорошо, могла ходить по знакомым улицам с детства, и пользоваться благами Старого Света. Но главное это то, что она любила своего мужа не смотря на разницу в возрасте, на порой проскальзывающую грусть в его взгляде. Она потратила слишком много сил, чтобы супруг был счастлив, чтобы вновь мог улыбаться, чтобы его глаза горели и он смог дышать вольно. Чтобы он забыл прошлые невзгоды, чтобы полюбил ее. И вот, она носила его фамилию, и теперь вернулась с ним во Францию, и нехотя отпустила в Тулузу, взяв с него обещание о скором завершение его дел. Он хотел взять ее с с собой, но морское путешествие с Нового Света слишком сильно вымотало женщину и ей необходимо было всего пару дней для восстановления, но дела супруга не терпели отлагательств. Поэтому все сошлось на обещании и ожидании. Тем более, Мерседес было чем заняться, ибо дом был пропитан другой женщиной, будто все сквозило неким прошлым, и по разрешению Жоффрея, ей было позволено все переставить и заняться изменениями.
- Флоримон! - счастливый крик дочери, и маленькая девочка радостно побежала к единокровному брату, появившемуся во дворе,- Поиграй со мной, брат.
- Матушка, - молодой человек, неимоверный красоты поклонился Мерседес, ловы на руки младшую сестру.
- Флермон, я же просила, что в отсутствие отца, можешь звать меня по имени, не стоит переступать через себя, - мягко ответила Мерседес,- Ты сегодня неимоверно хорош собой, жду не дождусь момента, когда познакомлю тебя со своей кузиной, ей уже должно быть шестнадцать, и когда я ее видела последний раз, она была пресным ангельским созданием, если ее матушка не испортила своим дурным поведением, то я уверена она сможет составить тебе прекрасную партию.
- Если за это время, ее уже не сосватали, - заметил юноша,- Ты очень добра ко мне, - он мгко улыбнулся, смотря на сестру,- И во что соизволит сыграть, моя маленькая Лу?
- В замок! - радостно проговорила девочка, говоря о большом кукольном доме в ее комнате, что был доставлен вчера вечером.
- В такую погоду и в доме? Ну нет, лучше прогуляемся! - игриво проговорил юноша, смотря на женщину, что одобрительно кивнула.
- Только не долго, и найдите Мари, скоро придёт месье Моррель и Луизе необходимо приступить к занятиям, да и тебе следует подготовиться, Флоримон. - женщина на миг задумалась,- Найди своего брата, он наверняка где-то в доме, скоро и месье Кокнар будет, а он не любит, когда ученики опаздывают, мне хватило двух раз его увидеть, чтобы понять, что пусть он и лучший фехтовальщик Парижа, но он еще и мастер брюзжать. - длинные пальцы прикрыли насмешливо изогнувшиеся губы, и глаза лучезарно сверкнули.
- А ты пообещай и Кантору миловидную невесту, и я уверяю тебя, у него явно прибавиться усердия.
- Ого, даже так? Буду иметь ввиду. Обязательно займусь этим вопросом и похлопочу. И надо убедиться, что и та особа, что я хочу видеть с тобой рядом не испортилась и не располнела. И я надеюсь, что она не будет призвана ко двору...
Последние слова прозвучали с некой надежды и отчаянием, ибо появляться во дворце для молодых и хорошеньких особ всегда весьма рискованно, ибо может обернуться бедой и грязью.
- Госпожа де Персак, - служанка появилась в саду, учтиво склонившись,- Перестановку в зале закончили, не соблаговолите оценить? И ждём дальнейших указаний.
- Иду, Адели, - ответила вовлечёно Мерседес, следуя за прислужницей.
Взгляд скользнул по мебели, и графиня нахмурилась.
- Неплохо, но кое-что придётся поменять. И все же, необходимо было начинать со спальни. Пригласите мебельщика на завтра.
- Как скажите, мадам.
Женщина выдохнула и собиралась вернуться в сад, ибо погода располагала для прогулок, а стены дома все еще были слишком чужими, и работы для того, чтобы дом стал ей родным было еще весьма много впереди.
Я буду счастлива тут, я уверена в этом.
Она выдохнула и мягко улыбнулась, оправляя складки на платье, и понимая, сколь сильно соскучилась по мужу.
[nick]Mercedes de Peyrac[/nick][status]Like July forever[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2WCpY.png[/icon][sign]Kiss me hard before you go
Summertime sadness
I just wanted you to know
That, baby, you're the best
[/sign][info]Мерседес,29[/info][info1]Живу при дворе, счастлива в браке, но убеждаюсь, что все мужики козлы...[/info1]

+1

3

Она возвращалась. Она вновь возвращалась во Францию. Вновь цельная, собранная, с багажом из воспоминаний за плечами и с невыполненной мечтой. Вновь одна. И лишь дочь, которую по началу ненавидела и теперь так сильно любит - является смыслом ее жизни. Четверо детей... у нее их было четверо, а в живых остались лишь двое - Онорина и Флоримон. Вот только она так и не знает, что именно сталось с ее старшим сыном. Но она верит... верит в то, что он жив и счастлив. Потому что ей лишь эта вера и остается. А еще знание, знание того, что в ту ночь был убит лишь один ее ребенок. Только малютка Шарль Анри, их общий сын с Филиппом. Она до сих пор помнит, как укладывала его маленькое тельце в могилу... а следом, следом вспоминается другая картина. Ей вспоминается, как она лично отдала приказ уничтожить королевских драгун; как после держала в руках отрезанную садовыми ножницами голову Мантандура и испытывала ни с чем не сравнимое удовольствие... В ту ночь умерла маркиза дю Плесси-Бельер, но родилась Мятежница Пуату...
  Три года... три года она жила ненавистью и местью. За три года, она стала воином и даже сумела полюбить собственную дочь. Она больше не видит в ней черт лица своего насильника, но и себя она в ней не видит. Все это было... слишком сложно. И больно. И порой невыносимо. И ей бы не возвращаться, остаться в Англии, раз уж она нашла там себе место, но... Людовик дал ей помилование. Он простил ей мятеж, простил то, что когда-то ослушалась и все равно бросилась на Средиземное море искать мужа... Мужа, Жоффрея. Столько лет прошло, она по сей день не может его забыть. По прежнему любит, не смотря на то, что любила и Филиппа. Пусть по своему, пусть не так как Его, но все равно любила...
  Она не смотрит в окно. Не хочет знать, как за эти пять лет изменился Париж. Она боится увидеть свой дом... Боится узнать то, во что именно превратили ее дом. Их дом...
  - Мама, мама, мама! - она слышит голосок дочери и понимает, что ребенок уже давно пытается привлечь к себе внимание, но Анжелика слишком глубоко ушла в свои мысли, что бы заметить это сразу. Она смотрит на свою рыжеволосую малышку и улыбается:
- Что, моя дорогая? - да, ей понадобилось слишком много времени, что бы научиться ее любить, но теперь... теперь никто и никогда не посмеет ее обидеть. Даже она сама. Нужно найти для нее няню... Такую же замечательную, как когда-то была Барбара... В такие моменты, маркизе начинает казаться, что не стоило брать дочь с собой; что куда в большой безопасности, она оставалась бы в Англии, но... не сумела поступить правильно, поддалась своим чувствам и повелась на уговоры юной вымогательницы. А теперь подвергаю ее опасности... Справлюсь, все же не в первой. Ее мысли обрываются в тот момент, когда карета останавливается у до боли знакомого дома, а кучер помогает ей выйти. Она помогает дочери выбраться на улицу и, когда та становится рядом с ней на мостовую, крепко сжимает в своей ее ладошку. Ей страшно... страшно потому, что именно из этого дома, пять лет назад она отправилась на поиски мужа и вернулась ни с чем.
  - Миледи, мне кажется, что особняк жилой... - голос ее верного управляющего, что все эти годы вел дела земель, что принадлежат роду дю Плесси-Бельер, позволяет ей вернуться в настоящее и собраться.
  - Я вижу, Мартин. Ну, что же, пойдем и узнаем, кто же оказался столь нагл, что бы использовать мою собственность в своих целях. - она устала с дороги. Ей требуется отдых, ведь вечером ей предстоит два сложнейших визита. Один - во Двор Чудес, где, как слышала Анжелика, Великим Керзом по прежнему является Жанин, а после - Версаль. И еще не известно, что окажется труднее!
  Она уверенно входит на территорию особняка и ждет, пока лакей постучит в дверь. Спокойно дожидается когда перед ними откроют дверь и, даже не утруждая себя приветствием, входит в него. Внутренняя отделка почти не изменилась, но... да, кто-то уже начал ее переделывать. Нужно было начинать с визита к Людовику. Мимолетный скрип зубами, а после она встречается взглядом с той, что явно здесь всем распоряжается. Надменный блеск в зеленных глазах. Надменный голос. Она маркиза, когда-то в прошлом графиня... и она вспоминает об этом сейчас:
- Кто Вы? И на каком основании распоряжаетесь в моем доме?

[nick]Angelique du Plessis-Belier[/nick][status]Маркиза Ангелов[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2WCpX.png[/icon][sign][/sign][info]Анжелика, 35[/info][info1]Когда-то меня знали, как графиню де Пейрак. Теперь же для всех я маркиза дю Плесси-Бельер, Мятежница Пуату.[/info1]

Отредактировано Callian Weller-Wentz (29 Сен 2019 17:35:29)

+1

4

Мерседес осмотрелась, она коснулась пальцами стены, конечно это куда лучше того, что было в Новом Свете, и уж явно не сравниться с темницей, в которой она оказалась, будучи последний раз в Париже. Череда событий, удача и спасённая жизнь, а после и новые главы ее истории. Пусть так, но теперь она верит в то, что всё будет безоблачно, тем более Жоффрей знал ее историю, и лишь ухмылялся, будто что-то подмечая для себя. Может он сравнивал, но ничего не говорил, лишь сильнее сжимал ее ладонь, вглядываясь в ее глаза и говоря о том, что он наконец-то счастлив.
И Мерседес верила ему, хотела верить, пусть уже знала о том, сколь лживыми бывают обещания, и сколь легко одним словом разрушить жизнь. Но знаки, она верила в них, ибо матушка часто учила ее подмечать мелочи, как и обучала знахарству, отчего и была клеймена, как ведьма.
Прошлое, у всех оно есть, у всех оно полно разными событиями, и радостными и тёмными, но порой надо принимать одно, что есть настоящее, есть то, ради чего стоит жить, то, что связывает, будто нитями, что проходят через душу.
В дверь стучат, и Мерседес отвлекается, поправляя оборки на декольте своего черного домашнего платья. Она не ожидала гостей, кроме гувернёров и наставников сегодня, но если во двор сумели войти, значит опасности гость не предоставлял. Впрочем, это был Париж, город, где каждый готов был вцепиться в горло другому, кто обладал властью и состоянием. Ох, как хорошо это знала графиня де Пейрак.
Дверь отворилась и на пороге появилась женщина, светловолосая, что была хороша собой, и что весьма дерзко вела себя в доме Мерседес.
Поведение незнакомки, ее взгляд, заставляли графиню приподнять голову и с вызовом одарить вошедшую, чуть насмешливо вздёрнув уголки губ.
- В вашем доме? - насмешливо переспросила Мерседес, надменно смотря на особу, ибо помнила, что Жоффрей предупреждал ее, что перемены во Франции могли внести много смуты в его жизни, и ей стоит теперь быть осторожной,- Я не знаю, кто вы, мадам, и честно говоря, знать не особо желаю, но попрошу вас удалиться из моего дома и дома моего супруга. Граф сейчас в отъезде, но это не значит, что я не справлюсь с нежданными гостями.
В холле появилась Луиза, в своём светлом платье и мягко улыбающаяся.
- Матушка, Флоримон спрашивает, можно ли мне с ним поиграть у пруда, ты же разрешаешь? Я не испачкаюсь, правда-правда.
Мерседес быстро перевела взгляд на ребенка, дежурно улыбнувшись дочери:
- Хорошо, только осторожно. - быстро кинула она смотря на женщину напротив, и замечая, как дочь довольная покинула дом, - Так, Вы всё еще тут?
От присутствия женщины на душе было неспокойно, и мысль, что за время отсутствия ее мужа дом могли присвоить и теперь требовали его, немного тяготила, ходя Жоффрей убеждал, что все в порядке, и ей нечего бояться. Хотя, страх давно не был ведом Мерседес, что знала, что такое жизненные невзгоды, и что была бороться до конца за сохранения своего спокойствия и счастья.
[nick]Mercedes de Peyrac[/nick][status]Like July forever[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2WCpY.png[/icon][sign]Kiss me hard before you go
Summertime sadness
I just wanted you to know
That, baby, you're the best
[/sign][info]Мерседес,29[/info][info1]Живу при дворе, счастлива в браке, но убеждаюсь, что все мужики козлы...[/info1]

+1

5

[nick]Angelique du Plessis-Belier[/nick][status]Маркиза Ангелов[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2WCpX.png[/icon][sign][/sign][info]Анжелика, 35[/info][info1]Когда-то меня знали, как графиню де Пейрак. Теперь же для всех я маркиза дю Плесси-Бельер, Мятежница Пуату.[/info1]

  Конечно же она понимала, что без проблем не обойдется. Слишком легко Людовик дарует кому-то конфискованные земли, а после, не предупредив новых владельцев, возвращает прежним. Она знает об этом не по наслышке, но... что-то в этой молодой женщине настораживает ее, в какой-то степени даже напрягает. Вот только Анжелика не может понять, что именно. Возможно, ее слова о супруге графе?
- Мадам, не стоит столь явно демонстрировать отсутствие у себя манер. Я владею данным домом последние тринадцать лет. И, судя по тому, что Вы пока еще здесь - его Величество просто не рассчитывал, что я вернусь так скоро. - в ее голосе сквозит яд, так как эта женщина успела откровенно ее взбесить. Вот только все ее эмоции проявились лишь в интонации, в то время как на лице продолжала сохраняться маска безмятежности и спокойствия. Слишком долго она прожила при Дворе короля Солнца. Слишком много у нее было более искусных противников, чем эта особа.
  Возможно, она бы добавила что-то более грубое, если бы в помещение не зашла маленькая девочка. Но не это остановило Анжелику, а ее внешность. Да, малышка явно была похожа на свою мать, но черты лица... она смотрела на этого ребенка, а ей казалось, что видит своего сына, Кантора... да, цвет волос, да и глаз, не тот но... Этого не может быть... муж граф в отъезде... слишком уверенно держится в моем доме... Флоримон... Нет, это не совпадение... но это и не может быть правдой! Она передергивает плечами, игнорирует восклицание этой... графини и уже хочет отправиться ко двору, что бы там, дождавшись аудиенции у монарха, узнать все, так сказать, из первых уст, но...
- Матушка, Вы действительно позволили этой принцессе сопровождать меня к пруду или она решила меня обхитрить? - она слышит это голос. Она знает ЭТОТ голос! Он до сих пор снится ей по ночам! Но она не ожидала услышать его здесь! Она чувствует, как от лица отхлынула кровь, как замедляется дыхание, а состояние такое, что хочется просто упасть в обморок! Но нельзя... нельзя показывать свою уязвимость. Нельзя демонстрировать свои слабые стороны! Всегда нужно быть сильной! А еще... еще приходит понимание того, что Жоффрей действительно жив и что, в отличии от нее, давным давно забыл о первом браке. Она оборачивается медленно, напрочь забыв о той, что заняла ее место не только в постели бессердечного мужа, но и в сердце собственного сына. Но, быть может, она просто что-то не так поняла?! Рука Онорины, которая, словно что-то чувствуя, ведет себя крайне тихо, выскальзывает из пальцев маркизы и, когда она все же оборачивается к сыну, то в его взгляде читает то же недоумение, что чувствует и сама.
  - Флоримон... ты... ты живой! - она смотрит на него, вглядывается в его лицо. Он и раньше был копией своего отца, а сейчас... сейчас он стал на него похож еще больше: те же черные,как ночь волосы, густые и волнистые; те же резкие черты лица; тот же рост... Он действительно был сыном своего отца... - Ты все же нашел отца, мой мальчик... - кто из них сделал первый шаг? кто отмер первым? Она? Он? Да и есть ли разница, если в следующий миг она уже изо всех сил прижимает к себе сына? И уже не важно... уже все не важно! Важно лишь то, что ее ребенок опять с ней! А муж... она уже давно поняла, что ни один мужчина не стоить того, что бы из-за него переживать...

Отредактировано Callian Weller-Wentz (29 Сен 2019 17:36:08)

+1

6

Мерседес было неприятно, что особа столь дерзко стояла на своём, скользя по хозяйке дома надменным взглядом и яд так и лил со словами из ее уст. Де Пейрак лишь вздохнула, вздымая грудью в узком платье и оставаясь стоять на месте, не шевелясь. Лицо Мерседес было спокойным, а тон был ледяным, и яда в ее голосе не было, просто железное спокойствие.
- Манер? - графиня пожала плечами,- Вы пришли в мой дом без приглашения и говорите о манерах? По-моему это весьма не куртуазно. -Мерседес облизнула губы,- Могу сказать одно, что этот дом строил мой муж, но потом ему пришлось покинуть Францию, не удивлюсь, что его землями распоряжались, но он вернулся и получил вновь право на них.
Пока незнакомка пыталась казаться дерзкой, Мерседес держалась разума, и лишь прожигала взглядом, не желая скандалить в доме, где дети.
Однако, что-то еле уловимо изменилось в гостье, стоило появиться Луизе, а затем все  стало...
Ужасно.
Флоримон появился в доме и женщина, чьё имя теперь знала Мерседес, бросилась к юноше, который ошарашенно смотрел на светловолосую лишь долю секунды и помчал ей на встречу, заставляя Мерседес поджать губы с обидой.
Это была Анжелика, первая жена Жоффрея, мать двух пасынков Мерседес, к которым она прикипела, особенно к Кантору, которого воспитывала еще до того, как де Пейрак предложил ей руку и сердце.
Что она делала тут, ведь Жоффрей сказал, что его жена погибла, но теперь она стояла тут, и это не было обманом, судя по реакции мальчишки, что был искренен, что с силой и болью обнимал женщину, повторяя это простое слово, что все дети говорят первым.
Сколь сильна теперь угроза счастья Мерседес?
Болезненная ухмылка...
Брак теперь ее можно счесть незаконным, если вскроется подобное. Но, действительно ли ее мужу доложили, что он овдовел, или он просто хотел начать новую жизнь?
Злость неприятно сверлила, смешиваясь со страхом негодования. Ее счастье распадалась, и она смотрела на это.
- Флоримон, - строго с холодом сказала Мерседес,- Ты оставил Луизу одну на улице, мне кажется это немного безответственно для будущего виконта, пожалуйста проследи за ней, или отведи к Кантору. - она улыбнулась,- Пожалуйста. У Вас будет время пообщаться, и пора учиться сдерживать свои эмоции, ты же мужчина.
Юноша гневно посмотрел на мачеху, явно недовольный и ошарашенный ее словами.
- Я все понимаю, правда. Но учись сдерживаться. - она приподняла бровь, - Луиза ждет тебя, она явно напугана.
Юноша отрицательно мотнул головой.
- Флоримон! - повысив тон сказала Мерседес,- Если ты чтишь законы этого дома, то будь добр.
- Да, Мерседес, - отпуская мать, проговорил юноша, потирая раскрасневшиеся глаза, - Я скоро вернусь. - он честно обещает это матери, всхлипывая и фактически покидая дом.
- Он слишком эмоционален для мужчины, - она улыбнулась Анжелике,- А у нас кажется проблемы. Ты должна быть мертва. - она не угрожает, она просто констатирует факт и вздыхает,- Проходи, я прикажу поставить чай. В любом случае, законная жена Жоффрея сейчас я.
Спокойствие давалось слишком трудно, и впереди была пустота, что поглощала, а отчаяние кричало не умолкая. Что ей делать? Как ей поступить? Слишком много вопросов и женщина, судьба которой незавидна и которая при этом всем является угрозой.
[nick]Mercedes de Peyrac[/nick][status]Like July forever[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2WCpY.png[/icon][sign]Kiss me hard before you go
Summertime sadness
I just wanted you to know
That, baby, you're the best
[/sign][info]Мерседес,29[/info][info1]Живу при дворе, счастлива в браке, но убеждаюсь, что все мужики козлы...[/info1]

+1

7

[nick]Angelique du Plessis-Belier[/nick][status]Маркиза Ангелов[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2WCpX.png[/icon][sign][/sign][info]Анжелика, 35[/info][info1]Когда-то меня знали, как графиню де Пейрак. Теперь же для всех я маркиза дю Плесси-Бельер, Мятежница Пуату.[/info1]

  Ее слова и то, как эта женщина держится... Анжелика почти лишается всех сомнений. Она не хочет верить собственным догадкам. Не хочет признавать того факта, что пять лет назад Людовик был права. О, ей ведь ничего не стоило послушаться своего монарха и не срываться в очередную авантюру. Она могла остаться в Париже, в своем доме и просто нанять сыщика, но... она так давно его не видела, так сильно тосковала по нему, что решила ослушаться... И что в итоге? А в итоге не получила ничего из того, на что надеялась...
  Ей не нравится то, как эта женщина разговаривает с ее сыном. Анжелике глубоко безразлично, что она ведет себя здесь как хозяйка. Это уже не ее дом. И больше никогда им не будет. Даже прибывание здесь принца Конде не заставило ее думать иначе. Это был ее дом. Дом, который для нее построил любимый мужчина. Теперь же, присутствие другое женщины навсегда убило в ней это чувство. Видимо, действительно пора это все отпустить. Это стоило сделать еще пятнадцать лет назад...
  - Ступай, сынок. У нас еще будет время поговорить. - она улыбается ему мягкой улыбкой, хотя все в ней противиться даже столь незначительной разлуке. Вот только разговор, который последует дальше - не предназначен для детских ушей. Даже если этому ребенку уже восемнадцать лет.
  Анжелика подзывает к себе Мартина и, вручив ему дочь, уверенно говорит:
- Отвези ее в особняк Плесси-Бельер и пришли потом за мной карету. Так же, не забудь отправить гонца к Людовику с просьбой об аудиенции. Остальное ты и сам знаешь. Ах да, не забудь подготовить дары. - дары для Великого Керза. Для того, кто был куда опаснее, чем Людовик, хоть и жил в руинах. Двор Чудес... это не то место, чьих жителей и чьего правителя можно игнорировать.
  Она следует за этой женщиной в гостиную. Почти ничего в доме еще не изменилось. Пока еще он был именно таким, каким она оставила его пять лед назад. Но он уже был чужим... Ее слова, слова этой женщины... они вызывают у маркизы горькую усмешку.
- И после этого Вы удивляетесь эмоциональности моего сына? Ему сказали, что его мать мертва. - она раздраженно передергивает плечами, но после все же берет себя в руки. С достоинством королевы устроившись в кресле, Анжелика внимательно смотрит в глаза своей собеседнице. Кто-то бы назвал их соперницами, но... маркиза дю Плесси-Бельер никогда не будет соперничать за того, кто предпочел объявить ее мертвой. Да, она все еще его любит, но... слишком многое ей пришлось пережить по его милости... из-за его безразличия к их с сыновьями судьбам. Проблемы не у нас... проблемы у Вас. Учитывая тот факт, что он все еще жив, о чем мне известно последние пять лет, я все еще являюсь его женой. Но, не переживайте, я не собираюсь претендовать на это место. Сейчас я лишний раз убедилась, что он не достоит тех чувств, что я хранила ему все эти годы. На счет дома... не переживайте, хоть он и бы построен для меня и я жила в нем на протяжении семи лет... я не буду на него претендовать. В свете последних событий это просто лишено смысла. - она говорит это жестко, с усмешкой превосходства и ноткой надменности. Да, из них двоих это себе может позволить лишь она - Когда карета вернется - мы с сыном покинем Ваш гостеприимный дом.

+1

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»


голосуем:
Рейтинг форумов Forum-top.ru


Вы здесь » Chicagoland » Архив эпизодов » [AU] Never Ending Story