«Ученые говорят, что люди хуже переносят жару, чем холод, и каждое лето я соглашаюсь с этим. Но стоит прийти зиме и хорошенько задубеть на морозе, как мое тело оспаривает предыдущее соглашение.» © Мигель Грейс
А днем они надевали непроницаемую маску, периодически ставя спектакли на показательных встречах семейств. А как играли они свои роли для публики! Ненависть в глаза днем и сладостные вдохи ночью. В этом что-то было. Нельзя было скрывать отношения вечно и надо было обрывать все связи, как бы больно по итогу не было. Это было нужно, это было просто правильно. Последняя встреча, последняя ночь - такая страстная и сладкая. Вся ночь была только их, а под утро Бенжамин ушел, как ранее и договаривались они, даже нет, Бэн убежал. Убежал так далеко как мог, чтобы не провоцировать самого себя, чтобы наркотик в виде Лакки не поманил назад. А девушка была вынуждена встречать утро в кровати, в одиночестве. читать далее...
Декабрь, 2019 год
-10...+03 || NC-21
Natе | Alice | Rick | Ty

Chicagoland

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Chicagoland » Архив эпизодов » labyrinth


labyrinth

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

labyrinth

https://funkyimg.com/i/2Wrek.png

[html]<iframe frameborder="0" style="border:none;width:300px;height:75px;" width="300" height="75" src="https://music.yandex.ru/iframe/#track/31693259/78953/white/aaa17f/">Слушайте <a href='https://music.yandex.ru/album/78953/track/31693259'>Labyrinth</a> — <a href='https://music.yandex.ru/artist/95681'>Oomph!</a> на Яндекс.Музыке</iframe>[/html]

Лоурен & Тайлер
▼▼▼
Иногда наступает момент, когда прошлое не просто стучит в двери, а просто вламывается в кабинет и требует занять свое законное место.
▲▲▲

▼▼▼
8 августа 2019, офис Лоурен
▲▲▲

+1

2

вв

https://www.hotflick.net/u/n/4975339/lena-meyerlandrut-marc-cain-show-berlin-june-28th-2016-15.jpg

Чёрт возьми, она могла даже не ставить тогда себе напоминание на календарь, боясь забыть о этом событие, ибо средства массовой информации так и вопили о том, что Тайлер Эммерс вышел на свободу, и что он полон сил и энтузиазма. Так ли это было, Лоурен еще не знала, она не хотела смотреть его интервью или читать статьи, пусть Хлоя и подкладывала информацию на стол.
К чёрту!
Голова Йерсель не могла работать в прежнем режиме, она смотрела на буквы, перечитывала строчки контрактов, но в голове все плыло, сбиваясь в один несуразный ком, в котором было ощутимо лишь напряжение.
Это было пять лет назад, она только начала думать о том, чтобы подобрать себе первый проект и доказать, что начинающие продюсеры чего-то стоят. Тогда она нашла Монику, темнокожую девушку с прекрасным голосом, которая пела в баре по вечерам, и которая сейчас стала весьма узнаваемой на поп-сцене, пусть последний альбом и не всем пришёлся по душе. Тогда же он познакомилась с ним, с Тайлером. Харизматичный, известный и скандальный. Она слышала, что у него начались проблемы с лейблом, со своей командой из-за провала последних работ, его винили в том, что он депрессивен в своих текстах, он же, что его не понимают. Лоурен даже не помнила, как они тогда заговорили, и как пришли к тому, что тогда еще Леманн, сказала, что ему надо лишь немного сменить музыку и попробовать поработать с кем-то совместно, чтобы подогреть интерес к себе и привлечь новую аудиторию, при этом не потерять честность своих текстов. Простой разговор, который привел к тому, что Эммерс через некоторое время уже подписывал с ней контракт.
Была ли она счастлива? Безумно!
Он был сложным, хамоватым, и при этом имя Лоурен начало всплывать в определенных кругах, и тогда ей это сильно польстило, ибо она понимала, как ей повезло. Жаль, она не знала, что все пройдет слишком быстро, жаль она не знала всех нюансов работы с ним, с его характером. Она работала ночами вдохновленная строя планы и стратегии, постоянно воодушевленно говоря Тайлеру о своих идеях, она договаривалась с режиссерами и вкладывалась в него, искала подходящие голоса для совместных работ, она горела им, эйфория того, что все получалось, что рейтинги поднимались кружила голову, что Лоурен не заметила того, как Эммерс погряз в наркотиках, и ее чувства вышли за грани рабочих отношений.
Страсть, навеянная эйфорией и постоянным пребыванием вместе, какое-то безумие и его внутренняя сила, под которой она млела...
Да, вкус на мужиков у тебя еще с колледжа был дерьмовым, девочка...
Альбом был сделан за какие-то три месяца, и он ворвался в топы, образ, тексты, музыка, все было принято, новая аудитория и восторг самой Лоурен, что она сделала все правильно. О продюсерах не говорят, они работают чаще всего в тени, но если о его проектах говорят и они блистают, значит все идет хорошо.
Только вот не долго. Менее чем через полгода с начала их работы  крупный скандал, убийство, суд, желание замять и тюрьма, после которой опустошение и боль, сплетенная с свободой, ибо груз его постоянных наркотических опьянений, состояние душили...
Поэтому, она так боялась, что Джастин пойдет по той же дороге, поэтому пыталась сберечь парня, окутывая его своей любовью и заботой, опекала.
Я была тогда такой глупой...
Лоурен медленно поднялась из-за стола, и подошла к ростовому окну смотря на город, обняв себя руками.
Тогда все казалось таким диким, и сейчас лишь Лоурен понимала, насколько была одурманена шумихой, насколько вела себя глупо, но она быстро все осознала, хотя ненадолго... Большой палец мягко коснулся кольца на безыменном пальце. В офисе были люди знавшие о ее семейном положении, та же Хлоя и Джаспер, что были вхоже в ее дом, хоть и от других скрываться смысла не было, впрочем, кому какое дело, если они не спрашивают, кто ее муж...
Тайлер вышел из тюрьмы, и его появление в офисе было лишь вопросом времени, и оставалось думать лишь о том, с чем он пожалует, ведь она верила в то, что он просто заберет свой контракт и уйдет. Да, блядь, она хотела верить в то, что он вообще не явиться, забыв о действие контракта, об условиях на три альбома. Ей будет некогда работать с ним, сейчас ее задача это Джастин, который то и дело где-нибудь косячит.
В дверь постучали, и Лоурен повернулась, в ее глазах сверкнуло напряжение.
- Да? - почти спокойно ответила девушка, и выдохнула, видя, как в дверях появилась светлая макушка Хлои.
- Мистер Эммерс поднимается. - глухо проговорила помощница и Рассел лишь кивнула.
Выдохнув, Лоурен провела рукой по волосам и переместилась на диван, что стоял поодаль от стола. Медленно опустившись, она закинула ногу на ногу ожидая Тайлера.
Ждать пришлось недолго.
- Доброго дня, Тайлер. С освобождением. Не ждала тебя, но любопытно, чем обязана?

+1

3

Тайлер не чувствовал себя таким чистым очень давно. Даже следы уколов на предплечьях прошли, хотя достать героин в тюрьме не такая уж и проблема – каждый торчок имеет охранника, который протаскивает контрабанду, зачастую даже несколько источников, таблетки за любой вкус, марки, которые легко прятать под язык, и даже кокаин. Преодолеть тягу к полоскам белого порошка оказалось особенно трудно, выравнивать тонкие дорожки карточкой и втягивать носом, зажимая вторую ноздрю. Страх, что покладистая муза перестанет быть ласковой кошкой в его руках без допинга и выпустит коготки, когда в очередной раз Эммерс протянет руку, чтобы погладить её и создать очередной шедевр.

Но в здравой памяти оказалось не так уж и плохо, строки сами складывались в произвольные тексты, грубые, жестокие, рассказывающие не только об уже известных публике музыканта кредо его жизни, но и про новые выгравированные на его теле свежими татуировками истории с той стороны решётки, будни в ярко-оранжевой тюремной робе, от которой воняет потом и смертью. Жаль, что услышать это могли разве что сокамерники и кучка нацистов, которая с первых секунд Тая на площадке для выгула заключённых приняли его за своего. Ну конечно, ведь татуировки красят только белых радикально настроенных парней, ненавидящих всех, чей цвет кожи хотя бы на один тон темнее чем белый арийский.

По итогу, не примкнув ни к одной из групп пять лет превратились в молчаливую пытку, и Тайлеру накопилось что сказать репортёрам, которые встречали его двумя шеренгами на выходе из тюрьмы. Запястья чешутся от непривычки без браслетов наручников и тяжести металлической цепи, воздух на свободе кажется слаще, пьянящим и терпким, музыкант не скупится на комментарии журналистам и вызывающие заявления, уверяет их, что само собой вернётся к карьере и не считает её уничтоженной в щепки, не позволит недоброжелателям злорадствовать и танцевать на осколках, которые остались после того как его успех стремительно обрушился вниз и разбился о твёрдую землю.

- Простите, я спешу, - скорее просто утомившись салютует прессе рэпер и садится в тачку, в очередной раз подогнавшую его звучным гудком.

Друзей больше у парня не стало, но остались те, кто верили в его невиновность хотя в том, за что он мотал срок, есть куда бросить свои пожитки прежде чем окружённый до сих пор чёрно-жёлтой лентой дом блюстители порядка вернут в собственность владельцу.

Эммерс готовится к встречи с Лоурен как девственник к первому свиданию, как очкарик с брекетами, который по счастливой случайности ведёт на выпускной самую красивую девчонку из группы поддержки. Подбородок идеально выбрит, рубашка с расстёгнутыми верхними пуговицами разит цветочным гавайским парфюмом, словно он не пытается замаскировать лёгкий душок травки, а только выкарабкался из-под пышногрудой красотки, через прорези в джинсах видно острые коленки, но предназначение их подчеркнуть зад. За время в тюрьме Тайлер заметно улучшил форму, подсушился на паршивой каше даже без соли и стёр кулаки, отжимаясь от бетонного пола. Бессвязно лепечущая что-то девчонка в дверях для него не помеха – певец показывает ей средний палец и поднимается по лестнице вверх, переступая через ступеньку, вальяжно открывает дверь и на пару секунд даже замирает на пороге, растекаясь в улыбке.

Его ждали. Немного льстит такое внимание. Лоурен смотрит прямо в проём, считает его своими глазами-сканерами, окружёнными пышными тёмными ресницами, сидит ровно, напряжённо.

- Расслабься, крошка, - перекатывается с пятки на носок, подходит ближе и, минуя стол, запрыгивает на него, свесив ноги вниз, - Я пришёл как твой друг.

Протягивает руку и заправляет за ухо тёмную прядь волос, щурится от режущего глаза кольца на пальце. Ну конечно, теперь эта малышка никогда не будет его, потому что, как и все успешные девочки образумилась, предпочтя минутному удовольствию, тому, кто всегда живёт на грани, человека, с которым сможет ощутить безопасность, построить дом, посадить дерево и воспитать какого-никакого, а засранца. Злость застревает в горле удушливым комом, из-за чего голос становится тише и ниже: - Стерва, мы всё ещё в одной лодке, и только от тебя зависит поплывёт она дальше или пойдёт ко дну. Ты знаешь, я не сдвинусь с места, пока ты не согласишься снова быть моим менеджером.

До этого накручивающая прядку тёмных волос на палец ладонь опускается на покатое плечо и сжимает со всей силой. Останутся синяки, уж Тайлер знает наверняка.

Отредактировано Tyler Emmers (27 Авг 2019 13:09:32)

+1

4

Время, оно так скоротечно, так неуловимо, но порой секунда, мгновение имеет способность превращаться в минуты, позволяющие множеству мыслей выстроиться в некое неконтролируемое осознание, принятие на подкорке, неосознанный анализ...

Вот он, стоит в дверях, только вошёл.
Он явно готовился, как и она... Только что в его голове, в его мыслях, чего он желает... Что делать ей?
Йерсель никогда не воспринимала срок Тайлера, как что-то действительно долгое, что его освобождение случиться нескоро, ибо давно приняла для себя, что течение времени с каждым годом становится лишь безумнее и быстрее, что недели пролетают, превращаясь в месяца, и не успеваешь обернуться, как уже очередной День Рождения прошёл, оставляя за плечами множество событий.
Может активная жизнь, постоянная занятость и ворох событий, отсутствие спокойствие в ее жизни, сметали это, ведь для некоторых, и год это большой промежуток времени, что будет тянуться долго и занудно, но для Лоурен, это лишь отрезок, скоротечный, за который надо успеть уловить и использовать все моменты и шансы.

Волнение холодом прошло по ее телу, стоило их взглядам столкнуться, ощутимое напряжение, опасливость, бьющая у загривка, принуждающая к неконтролируемой настороженности. Лоурен чувствовала себя ланью, в вольер которой впустили волка. Слишком знакомые для нее ощущения, только, вот, с другими оттенками... Погасшими... Выцветшими...

Волна странного, противоречивого напряжения вновь растеклась по ее телу, заставляя ее изучать его, смотреть на него, дабы уловить то, что изменилось в нём за эти годы, сколь другой человек сейчас стоял перед ней.
Он выглядел знакомым и при этом был чужим, от него будто веяло большей силой, нежели прежде, большим желанием жить или ни в чём не отказывать, и он возмужал, что явно положительно сказалось на его харизме. Он притягивал взгляд.
Улыбка, надменный взгляд, и, чёрт, до боли яркие воспоминания прошлого, что были вытеснены и замяты, стоило ворваться в Джареду в ее сердце, в ее голову, стать ее кислородом...
Дурной вкус на мужчин...

Эмоции густо струились под кожей, и время, будто замедлилось для Йерсель на эти несколько мгновений, что она пыталась изучить, осознать и понять, что же внутри нее сильнее... Страх? Заинтригованность? Опасливость? Пустота выжидания?

Слишком давно она готовилась к их встрече, представляла ее, проговаривала то, что могла бы сказать, но сейчас она оказалась безоружна, все заготовки, фразы подобно песчинкам сквозь пальцы просыпалось на пол ничего не оставляя, кроме неприятной колкости на ладонях. Так глупо, так странно, так непривычно... Только сердце билось быстрее обычного...

Прямая осанка, внимание во взгляде, горделивое терпение. Лоурен нервничала, чувствуя покалывание на кончиках пальцев, но время, что прошло и для нее, было потрачено не в пустую: отточенные движения, дежурная дружелюбная улыбка и готовность к любому исходу, готовность к борьбе, на чьем бы поле не пришлось играть.
Она уже научилась быть жёсткой, научилась играть не по правилам, если этого требовалось, но единственное, что меняло всё в случае с Эммерсом, что смешивало карты, это то, что давние чувства, неприятной мелассой растекались по стенкам ее осознания.

Вновь привычный ритм восприятия, и Лоурен медленно откинулась назад, улыбнувшись чуть шире, наблюдая за движениями исполнителя, что легко и привычно прошёл в кабинет. Привычное движение и он оказался на столе, так рядом, так близко.
- Ну, а я ждала тебя, - она не врала,- Прости, что не встретила, были дела.
Тон с некой иронией и спокойствием, ожиданием.
Прикосновение пальцев к ее волосам, и лишь некая сила не позволила ей дернуться, отшатнуться от этого действия.
Лишь выжидание. Лишь спокойствие.
Ей не неприятна его близость, вторжение в личное пространство, но она не испытывает ничего, лишь сдавленное напряжение, накручиваемый ком в области груди из нервов, что вворачивались в душу.
Взгляд не нарочито улавливает, как он смотрит на кольцо, и лишь медленно приподнимает голову, смотря ему в глаза.
Все равно, ты не прав, о чем бы ты не подумал...
Тайлер злиться, это явно читается в его глазах.
А вот и кульминация....
Его злой тон, и фразы...
Боль ощутимо пронзает, от натягивание волос и переходит на плечо.
Останутся следы, и если Джаред узнает, кто их причина, то Тайлеру явно будет не сладко...
- Блядь! - Лоурен резко поднимается отталкивая с силой Эммерса, зло воззарясь на него.
Спокойствие, и настороженность, резко сменились раздражением и отторжением, сплетаясь с разочарованием.
Она прекрасно помнила успех их совместной работы, и тогда, когда она решила заняться собственным лейблом возвращение Тайлера было ей на руку, но только нет, он не смел себя так вести, не имел права возвращаться в ее жизнь.
- Ты совсем страх потерял? - кладя руку на ноющее плечо, почти прошипела Лоурен, с вызовом смотря на исполнителя,- Ты заваливаешься в мой кабинет, чтобы нападать на меня? Один звонок и вернёшься туда, откуда вышел.
Йерсель медленно расправила спину и плечи:
- Убирайся, Тайлер, могу выплатить тебе отступные, только сделай так, чтобы наши пути не пересекались. Смекнул?

+1


Вы здесь » Chicagoland » Архив эпизодов » labyrinth