«Ученые говорят, что люди хуже переносят жару, чем холод, и каждое лето я соглашаюсь с этим. Но стоит прийти зиме и хорошенько задубеть на морозе, как мое тело оспаривает предыдущее соглашение.» © Мигель Грейс
А днем они надевали непроницаемую маску, периодически ставя спектакли на показательных встречах семейств. А как играли они свои роли для публики! Ненависть в глаза днем и сладостные вдохи ночью. В этом что-то было. Нельзя было скрывать отношения вечно и надо было обрывать все связи, как бы больно по итогу не было. Это было нужно, это было просто правильно. Последняя встреча, последняя ночь - такая страстная и сладкая. Вся ночь была только их, а под утро Бенжамин ушел, как ранее и договаривались они, даже нет, Бэн убежал. Убежал так далеко как мог, чтобы не провоцировать самого себя, чтобы наркотик в виде Лакки не поманил назад. А девушка была вынуждена встречать утро в кровати, в одиночестве. читать далее...
Декабрь, 2019 год
-10...+03 || NC-21
Natе | Alice | Rick | Ty

Chicagoland

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Chicagoland » Архив эпизодов » the devil never lies


the devil never lies

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

THE DEVIL NEVER LIES

https://funkyimg.com/i/2VNBJ.jpg

ФЕЛИКС & ЭСТЕР
▼▼▼

Эстер Гейт не понимала, почему ей кажется подозрительной эта женщина. Клиентка Феликса Коулмана в который раз покидала приемную, театрально всхлипывая и шмыгая носом, а Эстер провожала ее недоверчивым взглядом. И все.
Помощница адвоката могла поклясться, что дамочка, страдающая от тирании собственного мужа, решившего обобрать жену до нитки, носит в дорогой сумочке раствор для контактных линз, которым активно пользуется перед общением с Феликсом, имитируя слезную трагедию. Но Феликс упорно не желал замечать или признавать, что позволил втянуть себя в карнавальное представление. Это бесило Эстер. а еще ее бесило, с какой самоотверженностью и состраданием Коулман целует руку богатенькой ведьме при встрече. Нет уж, Эстер этого просто так не оставит...

▲▲▲
▼▼▼
28 июля 2019, кабинет Феликса Коулмана
▲▲▲
▼▼▼
Если ты меня не слышишь, то, значит, я ничего не говорю

+1

2

Она пришла к нему в слезах и полная отчаянья, но этим Феликса не пронять, потому что он не умеет утешать, не умеет вытирать сопли и слезы, страшась их.
-Я не занимаюсь разводами, мэм, - устало заявил он, когда она, всхлипывая, начала рассказывать ему всякую ерунду про своего мужа, мысленно костеря Эстер, что та вообще ее пропустила, впрочем, рыжей не было на месте. Она вообще в последнее время позволяла себе не находиться постоянно на своем месте, что несколько напрягало. Он пытался ей было сказать, что она может ему понадобиться в любой момент, даже пытался подловить, но черт подери эта бестия всегда оказывалась за столом, когда ему это было нужно. Напрягал тот факт, что он не знал, куда она исчезает.
Вот и сейчас ее не было на месте, и как прорвалась эта тетка, он не знал, зато ликовал, что он подловил Эстер и обязательно ее отчитает за это.
-Нет, нет, мистер Коулман, - быстро спохватилась она, понимая, что он довольно строг и не бежит ее успокаивать. В конце концов у него накопилось достаточно именитых клиентов, чтобы он мог легко разбрасываться мелкими частными вопросами. Обычно он сплавлял их младшим юристам. - Это так..лирическое отступление, все дело в фирме..
А дальше она поведала ему душещипательную историю о том, что фирму они основали  вдвоем с мужем. Начинали с малого - была небольшая кафешка, итальянская, кажется, с кофе и брускеттами, что потом переросло в ресторан. Вот его они сейчас и делят. Однако она просила оставить ресторан ей, ведь она всю душу вложила в него, а муж даже не появлялся. Как ни странно, но ключевым моментом в этой истории стал факт измены мужа. Вот не нравилось Феликсу, когда кто-то кому-то изменяет. Если не можешь любить одну, так и не женись.
Вот он и занялся этим делом не разводным, а разделом ресторана. С мистером Реем, мужем клиентки, он попытался встретиться, но тот воспринял его в штыки, а Феликс привык защищаться, потому они ограничились парой фраз и более он не старался наладить какого-то контакта.
С течением времени она все-таки накапала ему на мозги, что ее муж совершеннейший мерзавец, впрочем, Феликса никто не пытался убедить в обратном, и он не напрягался. Скорее его беспокоили все документы ресторана, которые она преподносила не сразу, а частично, правда у него было подозрение, что она горела желанием с ним почаще видеться, что ж он к такому тоже привык и порой даже подливал масла в огонь, слегка флиртуя с ней.
-Миссис Рей, я жду договоры завтра на своей почте, - провожая ее из кабинета, сказал он ей.
-Я думаю, что завезу сама..
-Не стоит утруждаться, - вообще он не любил приездов клиентов по таким  мелочам, потому что они все равно отвлекали от основных дел, а когда все приходило на почту, то он занимался работой. Она еще что-то попыталась ему сказать, но вставшая с места Эстер одним видом могла показать, что клиентке пора уходить, а у мистера Коулмана какая-то встреча.
Женщинам редко нравилась Эстер хотя бы за то, что она всегда выглядела прекрасно. Он не может вспомнить дня, когда у нее был насморк, или она отпросилась, потому что температура, или она пришла в брюках и ботинках на работу вместо высоких каблуков и платья. Он даже подозревал, что она ведьма, рыжая ж все-таки, но его это только радовало - ему не приходилось терпеть какую-то замену.
Миссис Рей тоже не одарила восторженным взглядом Эстер, скорее каким-то пренебрежительным. Феликс не любил, когда так относились к ней, но никогда не заступался, никогда ничего не говорил, потому что клиенты такого рода - это приходящие и уходящие, а те, кто работают с ним давно, прекрасно знают, что без Эстер тут все развалится.
-Что? - он спиной почувствовал, что Эстер вошла за ним в кабинет, а значит у нее было какое-то дело или мысль. - Что не так, мисс Гейт? - обернулся он к ней. Обращаясь столь официально, Феликс подчеркивал, что он занят и хочет поработать, и на мелочи всякие время тратить не будет.

+2

3

***

– Доброе утро, мистер Браун! Спасибо, что нашли время для встречи со мной, – девушка с иссиня-черными волосами и короткой стрижкой встала из-за столика, чтобы поприветствовать мужчину.
– Мисс Спейси.
Собеседники пожали друг другу руки.
– Для меня важна репутация «Amore e bruschette», – заявил мистер Браун, опускаясь на стул. – Молодой человек, мне, пожалуйста, латте. Без сахара.
Официант в фартуке с логотипом кофейни «Утренний блюз» поспешил выполнить заказ седого клиента в дорогом костюме. Дорогие костюмы всегда добавляли расторопности, так как оставляли хорошие чаевые. Хотя в случае с «Утренним блюзом» получить хоть какие-нибудь чаевые – уже удача. Девушка же была одета в белую майку и джинсы, на плечах – безразмерная рубашка в клетку с подвернутыми рукавами.
– Вы сказали, что собираетесь написать книгу о нашем ресторане?
– Не совсем так, мистер Браун. Я говорила, что веду фуд-блог в Инстаграм.
– Да, я наслышан, – кивнул мужчина, отпивая кофе из картонного стаканчика, – У меня есть дети. Они таким интересуются.
– Должна отметить, что ведение блога сейчас – достаточно продуктивный канал рекламы. Люди хотят посещать те места, которые им посоветовал «проверенный человек» или кумир, – Эстер поправила парик и прокашлялась.
Она была хорошей актрисой, но иногда лишь актерских данных недостаточно, чтобы вести разговор, согласно плану.
– В общем, для начала мне нужны данные, касательно создания «Amore e bruschette». Почему итальянский ресторан? Почему любовь и брускетты?
– О, это очень милая история, – оживился Роберт Браун, управляющий заведением, о котором шла речь, – Мистер Рей, мой бос, обладает уникальным итальянским характером и менталитетом.
– Он итальянец? – уточнила Эстер в образе Джессики Спейси.
– Нет, ни в коем случае. Чистокровный американец. Но, понимаете, у него итальянская душа. Добродушный и веселый, он обожает удовольствия и вино. И еду, конечно. Мистер Рей – идеолог «Amore e bruschette». Каждая салфетка подобрана Кристером. Ему хотелось создать такое место, чтобы люди, приходившие в «Amore e bruschette», приходили не в ресторан. Не в кофейню, как было на первых порах. А в его дом.
– Вот как, – задумчиво отозвалась помощница Феликса Коулмана, – А как же миссис Рей?
– В каком смысле? – нахмурился Роберт и непонимающе уставился на собеседницу.
– Эм…ну, я видела фотографии в Сети, когда начала собирать информацию о «Amore e bruschette», – быстро соврала Эстер и глотнула кофе.
– Не думаю, мисс. Нет, это вряд ли. Магда Рей ненавидит все итальянское. Ее занимают другие вещи. Салоны красоты, дома моды, драгоценные камни, меха. К тому же… – старый управляющий понизил голос и перешел на заговорщицкий шепот, – Бывшая жена мистера Рея была итальянкой.
– Развод?
– Боюсь, что нет. Синьора Арабелла умерла. Это была потрясающая женщина. Мы все о ней безмерно тоскуем…
– Мне очень жаль. – вздохнула Эстер. – На самом деле, я хотела встретиться с мистером Реем, но он грубо оборвал телефонный звонок, а сейчас вы мне описали владельца «Amore e bruschette», как открытого итальянца, выращивающего виноград и благодарящего землю и все сущее.
– Кристер не разговаривает по телефону с недавнего времени.
– Почему же?
– Устал от адвокатов, крохоборов этих! Они из него всю кровь выпили и скоро обдерут нас до нитки! – Роберт Браун вдруг засобирался. – Можно счет, пожалуйста?
– Что это значит? Что вы хотите этим сказать?
– Ничего, я уже и так рассказал больше, чем требовалось.
– Но, мистер Браун, у меня еще есть вопросы…по гастрономической части.
– Прощайте, мисс.

***

Интуиция Эстер Гейт – это отдельная история. Или отдельная рыжая мадам с огромным интеллектуальным потенциалом и коэффициентом креативности. Таким образом, умная и проницательная Эстер Гейт помноженная на сверхтонкую Интуицию-Эстер-Гейт равняется – шпион от Бога.
Итак, Интуиция-Эстер-Гейт никогда не обманывала Эстер Гейт, но молодая женщина привыкла проверять информацию, чтобы не быть голословной.
«Если бы я была мужчиной, мне бы не приходилось так напрягаться. Мне бы верили априори», - негодовала помощница адвоката, заталкивая дурацкий черный парик в рюкзак.
Эстер переодевалась в туалете кофейни «Утренний блюз», морща нос от местных запахов. В конце концов, Эстер Элизабет – утонченная натура, а сучка Магда Как-там-ее не стоит подобных усилий. Но Феликс Коулман стоит.
«Я просто не могу ему позволить вляпаться в это дерьмо».

Эстер отправилась в офис уже на шпильках. Рюкзак с реквизитом остался лежать на заднем сидении ее авто.
«Дьявол, я же все рассчитала до секунды», –  выругалась про себя Эстер.
Составив для своего босса персональный рабочий график на месяц вперед, Гейт была уверена, что до обеда может быть свободна, и он ее не хватится. Однако проклятая Магда Рей заявилась в офис не в половине первого, как было оговорено заранее и подтверждено несколькими телефонными звонками, а на час раньше.
«Стерва!»
Располагаясь за своим рабочим столом в приемной, Эстер слушала наигранные всхлипы за стеной и морщилась.
Через пару мгновений дверь кабинета босса распахнулась, выпуская из его недр (недр кабинета, а не босса) терпко надушенную миссис Рей.
–  Я думаю, что завезу сама… –  ворковала Магда.
Эстер встала, расправив плечи.
–  Всего доброго, мэм. – Рыжая кивнула на выход и еле заметно усмехнулась. Ее ухмылка выглядела победоносно. Далее помощница адвоката проследовала в кабинет своего нанимателя.
–  Что? Что не так, мисс Гейт? – спросил Феликс.
Эстер показалось, что Коулман отмахивается от нее, как от назойливой мухи.
–  Магда Рей – предприимчивая лгунья, которая увлекается последовательным разорением своих мужей. Хобби такое, знаете ли. Мистер Рей, владелец «Amore e bruschette», является ее четвертой жертвой.
Эстер хлопнула перед Феликсом папкой с подробным досье на Магду Фрэнсис Рей, а после щелкнула кнопкой диктофона. Из динамиков донесся хриплый голос расчувствовавшегося старика Роберта Брауна, управляющего:
–  Каждая салфетка подобрана Кристером. Ему хотелось создать такое место, чтобы люди, приходившие в «Amore e bruschette», приходили не в ресторан. Не в кофейню, как было на первых порах. А в его дом.
–  Или вот еще, послушайте.
Эстер вновь щелкнула кнопкой диктофона, перематывая запись:
– Устал от адвокатов, крохоборов этих! Они из него всю кровь выпили и скоро обдерут нас до нитки!
–   Мне кажется, мистер Коулман, что вы становитесь соучастником преступления. А я не хочу в этом участвовать.

Отредактировано Esther Gate (30 Июл 2019 11:05:01)

+1

4

Феликс крайне ревностно относился к своей работе и профессии в целом. Ему стоило немалых трудов достичь того уровня, который у него есть. Он тоже когда-то работал мелким юристом и даже курьером, как и те юнцы, которые занимаются обычными и мелкокалиберными делами на нижних этажах офиса. Когда они начинают жаловаться, завидовать его заработной плате, то он ничего не отвечал им, надеясь, что у кого-то из них хватит ума не ограничиваться всякой болтовней, а заняться делом. Именно делами он хотел заняться, когда Эстер начала ему вещать о том, что разузнала.
Если говорить откровенно, то Феликс очень доверял Эстер во многих вопросах, он не был против даже, когда она подслушивала его разговоры, все-таки в личную его жизнь она никогда не лезла, хватало такта и воспитанности. Однако сегодня он всейми клетками кожи ощущал, что она перешла черту дозволенного. Он сидел в кресле, закинув нога на ногу, перебирая ручку пальцами и испепеляющим взглядом глядя на Эстер, в ожидании конца этого представления. Было ощущение, что она отрепетировала выступление, красивую сказку сложила у себя в голове и теперь ему пересказывает.
-Если ты не хочешь в этом участвовать, так какого черта ты сюда влезаешь? - бровь взметнулась вверх, он встал с места и аккуратно положил ручку на стол. Он никогда не швырялся вещами, хотя б потому что их потом надо было собирать и убирать, да и новые покупать, а он очень щепетилен в этом вопросе, слишком привязывается ко многому, и, кажется, кто-то начинает этим пользоваться.
-Итак, Эстер, ты только что оскорбила клиента, это непозволительно с точки зрения этики нашей фирмы, - не глядя на нее, он обошел ее со спины, оценил ту уверенную позу, которую она выбрала, впрочем, сложно было бы представить себе ситуацию, когда она была бы в чем-то не уверена. - Второй момент, кроме вот это херни, что ты мне дала послушать, у  тебя есть доказательства? А если какой-то бомж с заднего двора этой забегаловки скажет, что он владелец ресторана, а они оба его обманули, ты ему тоже поверишь?! - голос заметно повысился, и он уже не игрался в начальника и подчиненного, обращаясь к ней на ты, потому что она сама стерла эту грань между доверием другу и секретарской работой. Она ведь как друг пришла? Или нет?
-Я юрист, Эстер, а не гадалка и не психотерапевт! Есть ряд документов! А когда я хотел поговорить с мистером Реем, он почему-то отказался? А? Не смущает? Может быть, потому что надавить на жалость девушки на высоких каблуках проще, чем на мою? - он смотрел ей в глаза, проигрывая в голове, как примерно она достала эту информацию. Ни для кого не секрет, что Гейт умеет очаровать, обворожить мужчину, чтобы тот выложил все с потрохами, разве что с Феликсом такого не проходило, наверное, потому что у него все происходит в точности до наоборот.
-Кто тебе вообще позволил лезть в это дело?! - он уже нервно расхаживал по кабинету, закипая все больше и больше, потому что по мере течения мыслей в его голове, приходило осознание того, что она все сделала за его спиной. Это не командная работа! Никогда с момента ее прихода в эту фирму он не тыкал носом ее в то, что она всего лишь секретарь, потому что она была больше чем секретарь, может быть, даже больше, чем помощник, но сегодня это вертелось на языке, однако он держал все четко под контролем. - Ты покинула свое рабочее место, за моей спиной пошла к оппонентам выискивать информацию. Каким же будет его лицо, когда он увидит тебя в суде? М? Наверное, ты не подумала, правда? - передразнил он ее. Вообще-то, она крайне редко попадала в суд, только тогда, когда это было крайне важное дело, но вот в это дело он бы ее с удовольствием взял бы, чтобы неповадно было, чтобы она объяснялась! - Эстер, черт подери! Я никогда не добываю информацию обманным путем! Никогда! - взревел он, потому как это подрывало его принципы. Он взял папку сто стола, открыл стеклянную дверь и кинул ее ей на стол, не удосужившись даже взглянуть в то, что она там насобирала. Вероятно, что там все было нужно и правильно, вероятно, что она потратила на это уйму времени, но она полезла не в свое дело. Стены кабинета были стеклянными, и проходившие мимо видели, что он орет на всеми любимую Эстер, но слышимость была минимальная, спасибо толщине этого стекла.
-Если тебя напрягает, что ты работаешь на крохобора, то, пожалуйста, найди ему другого, хорошего, приличного, а главное - ЧЕСТНОГО адвоката! Удачи! - вот, на подсознательном уровне его зацепил именно этот момент, именно этот кусок разговора заставил Феликса полыхать огнем - этот гаденыш считает его крохобором, клевещет на него, а Эстер, в общем-то соглашается с ним! Если бы она и впрямь хотела помочь, то объяснила бы ему в разговоре, что Феликс Коулман не крохобор, он честный адвокат. Он держал дверь, чтобы она вышла из его кабинета вслед за своей горе-папкой, иначе он просто ее сожжет к чертовой бабушке. Не папку. Эстер.

+1


Вы здесь » Chicagoland » Архив эпизодов » the devil never lies