«Ученые говорят, что люди хуже переносят жару, чем холод, и каждое лето я соглашаюсь с этим. Но стоит прийти зиме и хорошенько задубеть на морозе, как мое тело оспаривает предыдущее соглашение.» © Мигель Грейс
А днем они надевали непроницаемую маску, периодически ставя спектакли на показательных встречах семейств. А как играли они свои роли для публики! Ненависть в глаза днем и сладостные вдохи ночью. В этом что-то было. Нельзя было скрывать отношения вечно и надо было обрывать все связи, как бы больно по итогу не было. Это было нужно, это было просто правильно. Последняя встреча, последняя ночь - такая страстная и сладкая. Вся ночь была только их, а под утро Бенжамин ушел, как ранее и договаривались они, даже нет, Бэн убежал. Убежал так далеко как мог, чтобы не провоцировать самого себя, чтобы наркотик в виде Лакки не поманил назад. А девушка была вынуждена встречать утро в кровати, в одиночестве. читать далее...
Декабрь, 2019 год
-10...+03 || NC-21
Natе | Alice | Rick | Ty

Chicagoland

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Chicagoland » Архив эпизодов » Братья как две стороны одного зеркала.


Братья как две стороны одного зеркала.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Братья как две стороны одного зеркала.

http://sg.uploads.ru/t/zEcbj.jpg

Коди и Феликс
▼▼▼
Новости бывают приятные, не очень приятные, совсем не приятные и семейные.
▲▲▲
▼▼▼
07.01.2010, квартира Феликса
▲▲▲
▼▼▼

I need you to tell me, that everything will be all right.

Отредактировано Felix Coleman (18 Июл 2019 11:38:32)

+3

2

Идея серьезно поговорит с братом возникла у Хейли уже давно, но сдерживал страх - весьма понятный. Хотя беседы с родителями еще не было и не предвиделось в ближайшее время, было понятно, что они не примут и не поймут, так что мысленно Хейли уже распрощалась с ними, даже обитая до сих в отчем доме, который тяготил и давил. Из родных людей оставался только брат, и к Феликсу в последнее время щемяще тянуло - как к наставнику, как к другу, как к последней надежде на поддержку.
В последнее время они стали неплохо общаться. Пожалуй, пока Хейли было немного лет, пока она еще училась в школе, Феликсу просто было с ней скучно. Она это понимала. Теперь личность более или менее оформилась, и Хейли в состоянии была мыслить трезво и взвешенно, так что теперь можно было поддерживать беседу даже с братом.
Хотелось в это верить, по крайней мере. Ей не хватало Феликса, не хватало опоры. Не было полной уверенности, что брат сможет эту опору дать. Но если и он не поймет, то это конец. Можно будет считать, что семьи больше нет. Так недолго и до петли дойти.
Хейли толсто намекнула брату о том, что им нужно поговорить, в Новый год, когда они поздравляли друг друга и даже собирались семьей. В тот недолгий момент, когда матушка перестала носиться вокруг наконец заявившегося домой Феликса и удалось без лишних ушей обмолвиться с братом парой слов, Хейли взяла с него обещание, что они встретятся в ближайшее время. Взгляд был серьезным и настороженным. Зачем вдруг понадобилась встреча? Разве я не могу хотеть увидеться с братом? - с грустной улыбкой и избегая конкретики отвечала Хейли.
Не говорить же ему в праздник о том, что уже невыносимо, что морально настолько плохо, что хочется удавиться. Что в ящике стола давно лежат сильные успокоительные, а лезвие отцовской бритвы приобрело особую привлекательность.
Почти всю неделю брат был занят, а Хейли терпеливо отсчитывала дни с их последней встречи, боясь, что обещание брат не выполнит или выполнит, но слишком поздно. Но нет, Феликс не такой. Обещание он выполнит. И выполнил. Ведь довольно скоро он действительно пригласил сестру зайти в гости.
Радуясь и невероятно волнуясь одновременно, Хейли после учебы в кулинарной академии сразу направилась в магазин, чтобы притащить к столу что-нибудь вкусное. Не с пустыми же руками идти. В голове творился такой хаос от беспокойства, что она не нашла ничего лучше, кроме как взять незамысловатое печенье - помнится, Феликс его очень любил, - и бутылку вина. Хотелось взять виски, но его продавать не стали. Жаль - именно виски, как казалось Хейли, подчеркнуло бы серьезность ее намерений лучше всего.
В том, что им захочется выпить, Хейли не сомневалась.
И вот к уговоренному времени Хейли стояла у порога: в просторных джинсах, куртке, максимально смахивающей на мужскую, и в однотонном сером джемпере под ней. Все еще с короткой стрижкой. Она обрезала волосы еще в старшей школе, понимая, что больше не вытерпит этого мучения. Тем более, перед будущими однокурсниками хотелось предстать в более естественном и комфортном облике. И даже визги матери не уберегли пышную темно-русую копну.
- Привет! - стараясь скрыть волнение, радостно воскликнула Хейли, едва брат открыл дверь. Тут же вручила ему бумажный пакет с вином и печеньем. - Отличная сегодня погодка, а?
Днем было солнечно и по-приятному морозно. Сейчас уже стемнело и похолодало, но Хейли, у которой щеки раскраснелись не столько от холода, сколько от беспокойства, не обращала на это внимания.
Наконец они поговорят. Если, конечно, хватит смелости.

Отредактировано Cody Coleman (18 Июл 2019 14:02:40)

+2

3

Ездить к родителям на Рождество и на Новый год приятно, но напряжно. Феликс давно уже живет один, и он привык к своему распорядку дня. Кто-то говорит, что в родительском доме ты чувствуешь себя ребенком и обновленным, а Феликсу именно это и не нравится. Нельзя сказать, что это пытка, но ему этих редких дней хватает с лихвой.
Мама, конечно, с радостью встречает, но она все равно считает их детьми. Папа задает стандартный вопрос:" А что, Феликс, ты еще не начальник?" Со скрежетом зубов он улыбается в ответ и отвешивает какую-то саркастическую шутку, которая и ему самому потом кажется какой-то грубостью, но папе почему-то нравится, ему-то кажется, что именно это и делает их семьей.
Работа Феликса - это постоянное общение, и если он потеряет хоть немного времени, то он потеряет и клиента, и деньги, а потому даже дома он на телефоне. Радовал факт присутствия Хейли, которая отвлекала на себя внимание родителей. Мама все никак не унималась и ждала, когда доченька наденет каблуки, а Феликс тихо ухмылялся.
В какой-то степени он был согласен с мамой, потому что ему как нормальному мужику нравились девушки с красивыми фигурами, на высоких каблуках, в платьях, указывающих на красивые ноги. А Хейли ему казалась еще подростком, которая делает все назло маме, ну или у нее какие-то другие комплексы. Он не смеет влезать во все эти психологические дебри, лишь раз он уже сказал маме на кухне, чтобы она не приставала к Хейли.
- Нормальным мальчикам не нравятся мальчики, - возразила мама, намекая на то, что Хейли трудно будет найти себе мужа с таким внешним видом.
-Брось, сейчас это модно, - отмахнулся Феликс, хотя и задумался, а обратил бы он внимание на девушку в спортивном стиле? Нет, вряд ли, определенно переодел бы. Может и Хейли переодеть? Сводить ее в магазин? Обидится.
И все-таки ему приходилось за ужином отводить молнии мамы от Хейли, потому что мама не замечала даже, насколько бывают обидны ее замечания, что отражалось на бледнеющем лице сестры. И когда она попросила встретиться как-то вне родительского дома, он не смог отказаться. Правда времени не сразу нашлось. После праздников работы только прибавилось, но одно знал Феликс точно - тянуть с разговором нельзя, есть определенная доля риска, что будет поздно. Что-то ему это подсказывать, хоть они и не были одним целым с сестрой, но кого он в семье любил сильно, так это именно ее. Просто так.
Его секретарша выгнала его просто с работы, раза три напомнив, что у него сегодня встреча с сестрой. А Феликс дома уже подумал о том, что она утром отругает его за то, что он не подумал о том, чем будет ее кормить.
-Вот и подумаешь за меня в следующий раз, - да! вот такой ответ он придумал и ему стало спокойнее.
-Хей, Хейл, - он уже успел переодеться и лишиться своего строгого костюма, сменив на домашние спортивные штаны и футболку. - Ммм...живем, - он коснулся губами ее щеки и не мог не отметить, забрал вино и печенье. -  Мне печеньки, тебе вино, - вино он пил, но редко, зато печеньки - это его всё.
Он предчувствовал какой-то серьезный разговор, и за тот час, что он ждал ее дома, он успел многое передумать. Самым, наверное, страшным было, что она беременна, и в общем-то Феликс спокойно это принял бы. Только вот вино смутило его, потому что беременным пить нельзя, вроде. Был еще вариант с наркотиками, но уж больно красное у нее лицо. Оставалось из самого страшного - связь с какой-нибудь ненужной компанией, и он уже продумывал, какими связями из прокуратуры ему воспользоваться, чтобы ее вытащить.
-Еды нет, извини, реально много сегодня дел было, я ничего не готовил, но можно что-то заказать, если ты хочешь есть,
- а пока он открыл вино, принес в гостиную бутылку и бокалы. - Разливай, - и снова ее оставил одну, пока сам ушел за заначками в виде сыра, даже нашлась ветка винограда и какие-то фрукты. Вот откуда они? Ладно, разберется потом, если не забудет.
-Ну, что? За прекрасную погоду? - он предложил ей тост, чувствуя ее нервозность, понимая, что о некоторых вещах говорят на пьяную голову. Ладно, будем честными, это секретарша тонко намекнула Феликсу, чтобы он не давил на сестру, тогда она сама все скажет.

+2

4

В присутствии брата становилось как-то спокойнее, свободнее, но одновременно с этим и тревога, спровоцированная запущенной дисфорией, никуда не исчезала. Ведь при всей той заботе, которую он проявлял, при попытках защитить от нападок матери и заботе он все равно ничего не знал и не понимал. То, как он урезонил мать на новогоднем ужине, было очень здорово, ведь ее замечания невероятно сводили с ума. Но ведь Феликс явно был не до конца искренен. Да, он защитил сестру, но основание этой защиты было совершенно другое, далекое от правды. Он все еще видел маленькую девочку. И заботился - как о девочке. И это коробило.
Вот и сейчас - вместе с приветствием по привычке поцеловал в щеку, и пришлось сделать усилие, чтобы не отстраниться. Это бы его обидело. Хейли уже просила его так не делать и предлагала здороваться за руку, но брат, похоже, пропустил это мимо ушей или просто забыл, заработавшись. Может, после сегодняшнего разговора что-то изменится.
Если, конечно, Феликс, не вышвернет Хейли из дома сразу же после признания.
Несколько замкнувшись после такого приветствия, Коулман прошла на кухню. Даже в комфортной, типично "пацанской" одежде, стало неуютно: ласковый взгляд брата как будто разоблачал и напоминал о том, что на самом деле всё не так, как в голове у Хейли. Напоминал о том, что такая одежда на худощавом женском тельце выглядит скорее смешно, чем круто. Хейли и так это знала, но, если долго не смотреть в зеркало, то можно было представить свое идеальное видение себя. Почувствовать себя круто, даже если это выглядело иначе.
В платье такого эффекта достичь было невозможно. Больше того - от него начало бы трясти.
- Не беспокойся, я не хочу есть, - Хейли немного запнулась, чуть не сказав в привычной форме "я не голоден". Для этого было еще рано. В таких спорных ситуациях лучше было использовать нейтральные построения фраз, где не использовались бы родовые окончания*. Навык построения таких фраз был развит уже до максимума - приходилось же как-то изъясняться дома.
- Тем более, ты опять забываешь, что я вообще-то учусь на повара, - с наигранной обидой, стараясь придать беседе позитивный ход, произнесла Хейли. - И, если что, смогу приготовить что-то на скорую руку. И накормить и тебя, и себя.
Пока брат рыскал в поисках закуски к вину, Коулман занялась бутылкой, ловко ее открыла и оставила на столе - подышать. Принесенную закуску, издавая типичные ворчания молодого кулинара, Хейли не поленилась красиво нарезать (в случае с сыром) и разложить по тарелкам. За такие эстетические заморочки на нее часто ругалась мать - украшение занимало лишнее время, а семья голодная ждала трапезы. И наоборот, Хейли ругалась на мать, когда та накладывала еду так, словно давала корм поросятам.
Возня с сыром и виноградом могла бы помочь расслабиться - такие вещи всегда успокаивали. Но помогло не очень.
Наконец закуски были готовы, вино разлито по бокалам. Хейли с готовностью взяла свой, ощущая острую необходимость выпить. Нервы были напряжены настолько, что кожа гудела. Главное, не подавать виду.
- За прекрасную погоду. И за то, что мы наконец собрались и встретились, - добавила она, стараясь не обращать внимания на то, что голос пару раз дрогнул. Тут же довольно жадно отпила из бокала - щеки разрумянились еще больше. Нервно накрыла послевкусие вина кусочком сыра. Поморщилась - не совсем подходящий сорт для этого вина, ну да ладно, это уже мелочи.
- Ну что, как у тебя дела на работе? Чем был занят все это время? - постаралась улыбнуться Хейли. Нужно было разговориться и немного расслабиться, пока что тяжело было обрушить на брата то сообщение, ради которого они здесь собрались.


* - этот момент актуален для русского языка. С учетом того, что герои говорят на английском, стоит учитывать, что беспокойство Хейли будет относиться к личным местоимения, так как именно там проявляется грамматический род. 

Отредактировано Cody Coleman (24 Июл 2019 17:50:23)

+2

5

Если бы он умел понимать женщин и утешать их тогда, когда им этого было бы надо, то он уже давно женился бы, но нет. Их психология оставалась во многом для него загадкой, и он не готов был влезать в эти дебри настолько глубоко, чтобы оттуда не вылезать.
-Что будет, когда у тебя родится дочь? - хохотала над ним секретарша, но он откровенно не понимал, как у него вообще может родиться дочь? Только сын. Бог не допустит того, чтобы Феликс испортил жизнь бедной девочке.
Вот и сейчас, попивая винишко, которое тепловатой струей прокислило по его горлу, он смотрел на сестру и никак не мог предугадать, что она скажет. Когда к нему приходят клиенты, то он практически сразу мог угадать, по какому они вопросу - по внешнему виду, взгляду, манерам и жестам. Казалось бы, проще простого будет сестрой, ведь ее он знает с самого рождения, а этих всех людей часто впервые видит. Увы, Феликс профессионал в области адвокатуры, но полный профан в личностных отношениях между людьми, хотя теоретик он, конечно, хороший, как и миллионы людей по всему миру.
-Оо...я...ну, как сказать, слетал в Диснейленд, познакомился с Гуффи, потом мы напились с Микки Маусом, нашли сожженный труп Пиноккио и осудили за это Дональда Дака, но он давал какие-то невразумительные показания, поэтому его отправили в психиатрическую лечебницу, - с самым серьезным видом, закусывая тонко нарезанным сыром и усаживаясь на диване по-турецки, рассказывал Феликс. - Черт, всегда удивлялся, как ты режешь сыр так тонко, что лампочки видны, - он поднял слайс сыра и посмотрел на свет. Мама дома его за игру с едой точно прибила бы, но он у себя дома, да еще и с Хейли, которая его не сдаст. - Да, чем я мог заниматься, работал, конечно, - уже более серьезно и несколько устало, а может быть, слегка удрученно сказал он. - Что ни дело, то какой-то идиотизм. Как ни странно, но когда люди убивают друг друга, меня это не так коробит, как когда они начинают обманывать и проворачивать какие-то махинации за спиной у коллег, друзей, это очень неприятно, а потом, конечно, происходит убийство, тоска, - он поглощал виноградины, жалуясь на свою работу. вообще-то он в этой жалобе смешал все, что можно. Он еще работает в прокуратуре и выкладывается на все сто процентов, надеясь, что когда-нибудь ему не придется так мучиться и где-то он будет халявить. /Все это чушь собачья, потому что это войдет в привычку очень скоро./ Он хочет выслужиться перед начальством, чтобы его заметили, чтобы дали какое-то повышение, но он и сам пока не знает, готов ли он к более серьезной работе.
Пока еще он не присутствует на допросах, но наблюдает за тем, как это происходит из-за стекла, и это его даже пугает. Сможет ли он когда-нибудь также жестко разговаривать с людьми, даже если они и преступники, они все же люди?! Или уже нет? Когда человек перестает быть человеком, а становится просто биологической особью, которую можно принести в жертву? Эти вопросы не дают ему покоя уже давно, но загружать ими маленькую сестру он, конечно, не будет, да и спрашивала она его только для поддержания разговора, она никогда сильно не вникала в суть его работы, впрочем, его это даже радовало.
-А у тебя как? Какие беды привели тебя в дом потенциального прокурора? Надеюсь, не криминальные? - усмехнулся он, но все-таки со всей серьезностью посмотрел на Хейли, в общем-то давая ей понять, что он готов выслушать ее проблему. она ведь за этим пришла? - Дома ты как-то не казалась слишком счастливой, - тихо добавил он, потому что самое главное в жизни человека - это его счастье, а если он даже сыграть роль счастливого не может, то совсем беда.

+2


Вы здесь » Chicagoland » Архив эпизодов » Братья как две стороны одного зеркала.