«Ученые говорят, что люди хуже переносят жару, чем холод, и каждое лето я соглашаюсь с этим. Но стоит прийти зиме и хорошенько задубеть на морозе, как мое тело оспаривает предыдущее соглашение.» © Мигель Грейс
А днем они надевали непроницаемую маску, периодически ставя спектакли на показательных встречах семейств. А как играли они свои роли для публики! Ненависть в глаза днем и сладостные вдохи ночью. В этом что-то было. Нельзя было скрывать отношения вечно и надо было обрывать все связи, как бы больно по итогу не было. Это было нужно, это было просто правильно. Последняя встреча, последняя ночь - такая страстная и сладкая. Вся ночь была только их, а под утро Бенжамин ушел, как ранее и договаривались они, даже нет, Бэн убежал. Убежал так далеко как мог, чтобы не провоцировать самого себя, чтобы наркотик в виде Лакки не поманил назад. А девушка была вынуждена встречать утро в кровати, в одиночестве. читать далее...
Декабрь, 2019 год
-10...+03 || NC-21
Natе | Alice | Rick | Ty

Chicagoland

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Chicagoland » Архив эпизодов » На ножах


На ножах

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

НА НОЖАХ

https://funkyimg.com/i/2V4NT.gif
https://funkyimg.com/i/2V4NU.gif

Rosemarie & Cody
▼▼▼
Первый рабочий день нового кондитера на кухне «Sapori Veri» и знакомство со слаженным и дружным, казалось бы, коллективом. Найдет ли Джой союзника на новой работе?
▲▲▲
▼▼▼
01.03.2018, ресторан «Sapori Veri»
▲▲▲
▼▼▼

Кулинарное искусство – это тоже искусство компромисса ©

Отредактировано Cody Coleman (28 Июн 2019 20:57:36)

+3

2

Сегодня на удивление солнечно.
Странно.
Конечно, тучи никто не отменял и, кажется, в этом городе они в это время года постоянно, и ветер, дующий с озёр, пробирал до костей. Конечно, Чикаго не Лондон, и здесь все не так печально, как в том осточертелом городе снобов и идиотов. Где-то она слышала, что есть такой остров Родос, в Греции, где солнце светит больше трехсот дней в году. Даже в Италии солнца было гораздо больше. Вот видимо этот самый Родос — антипод если не Англии, то Лондона точно. В том безумном городе солнце в лучшем случае будет иногда скрываться за тучами, как будто издеваясь над теми, кто его ждёт. И в этом городе она прожила несколько лет, каждый день ворча от погоды.
За столько лет пора было и привыкнуть, Джой. За столько лет пора было бы и полюбить Лондон. Но нет. Лондон наконец остался позади, а сейчас у нас Чикаго. Не самый любимый, но довольно родной.
Рука небрежно, чуть резковато поправляет ярко-лиловый шарф, огромный и очень мягкий, пытаясь найти идеальное его положение. Солнечно, да, и даже тепло по-своему, как для марта, разумеется, но ветер, холодный и пронизывающий, никто не отменял. А шарф то слишком туго, то слишком свободно, и шее очень холодно. Беда. Заболеть совсем не хочется. У нее сегодня первый день на новом месте, инужно себя проявить. Хотя, кого стоит обманывать? Чего нельзя было отнять у Розмари, так это уверенности в собственном навыке.

Кажется, пока не опаздывает. Интересно, как там Элла, ничего не устроила? Хоть дочери было уже четыре, женщина боялась оставлять ее одну надолго. Новая няня, кажется, вполне толковая, но кто ее знает. Джойя-младшая была сгустком энергии, непоседливым и неугомонным. И не то чтобы Роз это не нравилось,скорее наоборот, она позволяла дочери многое (в разумных пределах, разумеется), и знала, что Элла самостоятельный ребенок, но все равно волновалась, как и любая мать.

Солнце, вырвавшись из-за туч, слепит глаза, отражаясь в лужах после прошедшего дождя. Хотя какого дождя? Целого ливня, длившегося едва ли не двое суток, не переставая и не умолкая, монотонно и ужасно усыпляюще. Розмари ненавидела дождь, который здесь лил периодически, и ненавидела лужи. Их было очень много. Перепрыгивать было бесполезно, да она и не газель, чтобы скакать как полоумная, потому плотные ботинки на толстой подошве то и дело шлепают по воде, обрызгивая все вокруг. А, плевать.
На пешеходном переходе какой-то мудак резко стартанул, увидев свой сигнал светофора, и Джой едва успела отскочить в сторону, крикнув ему вдогонку пару пожеланий особо оригинальных эротических экспериментов с ним в роли пассива.
Курить. Хочется курить. Ужасно хочется курить.
Наконец, из-за поворота показывается здание ресторанчика, и Розмари ускоряет шаг. Кажется, успевает. Да, точно, успевает. Рука чуть подкидывает ручку сумки в руках, где лежат некоторые из ее инструментов для готовки. Не обязательно, что они пригодятся, но всегда стоит быть во всеоружии. Нынешнее место работы не было настолько...как бы сказать? Гламурным? Да, подходящее слово. Ого не было настолько гламурным, как то, где она работала в Лондоне, но все же Розмари устраивало. Пока у нее были свои причины работать здесь. Близость к дому, пусть и относительная, твердый график и неплохие отзывы были важными факторами для выбора места. Пока дочь была маленькой, Розмари не желала жить на работе, как некогда ее мать, и потому решила заняться своим карьерным ростом, когда малышка подрастет.
Наконец, оказавшись у входа, Джой замирает, глубоко вздыхая. Маленькое волнение все же у нее есть, да и было любопытно, как отнесутся ее новые коллеги. Ее взяли довольно быстро, это да, но главным ее прегрешением должно было быть то, что она женщина. Ресторанный бизнес - один из самых закостенелых и патриархальных, потому женщина-повар часто была на кухне нежеланным гостем. У женщины было едва ли не садистское удовольствие, когда такое проявлялось к ней и когда она могла осадить самовлюблённого наглеца. Не потому, что она была феминисткой и ратовала за равноправие, нет. Ей было все равно. Просто Розмари знала, что готовит хорошо, и знала, что она может, а потому ревностно защищала себя от любой попытки умалить ее собственное достоинство. Тщеславие - штука очень ранимая.
Отряхнув короткую кожанвю юбку и поправив шарф, Джой направляется внутрь, на поиски шефа, который представил бы ее команде и ввел в курс дела. Покурить не удается, к сожалению, но делать нечего, придется это отложить до лучших времён. Сейчас Розмари Джойя ждёт работа.
Администратор провела ее в каморку к шефу, и женщина по дороге вновь осмотрела зал и тот персонал, что начал уже приходить, пытаясь понять, чего ей ждать от того или иного человека. Бабушка ее всегда говорила, что у людей многое написано на лице, стоит только прочитать. Розмари старалась читать, как могла. Наконец, когда почти вся команда кухни была собрана, Розмари оказалась рядом с шефом, прямо перед лицом будущих коллег. Ее голубые глаза с любопытством изучали стоящих перед ней людей, но волнение, если и было, Розмари не выдавала. Может, некоторые сочли ее наряд больше подходящим для какого-то рок концерта, но это не были ее проблемы. До нее отрывочно доходила длинная, несколько нудная речь ее нынешнего босса, который был почему-то очень рад тому, что ее заполучил в команду. Хотя, одна только рекомендация от Анализы Райс, одного из самых известных кондитеров этого побережья, было бы достаточно, чтобы распахнуть двери.
-.. и я очень надеюсь, что вы будете дружелюбны к Розмари. - наконец закончил тот, и женщина улыбнулась.
- Большое спасибо. Я с удовольствием приступлю к работе здесь. -  может, улыбалась она не очень искренне, но не от того, что считала себя выше присутствующих. Ее давно научили, что хоть место работы важно, но таланты можно найти где угодно. Равно как и наоборот.

+1

3

- НИКАКИХ ЖЕНЩИН НА МОЕЙ КУХНЕ! - раздался из кабинета грозный раскатистый бас шефа, аж приборы задрожали, а пар от кастрюль испуганно задергался. Судя по тому, что в кабинет никто не заходил, шеф снова орал на телефон.
- Слышал, Коулман? Скоро выгонят тебя, - поспешил подстебнуть Нельсон, не отвлекаясь, впрочем, от нарезания мяса. Самое забавное, что как раз он последний нашел канал Коди, явно по чьей-то наводке, и если бы не это обстоятельство, то вообще бы никогда ничего не узнал. Настолько ничего не подозревал, что частенько называл Коди "братом", "мужиком" и "стариной". К счастью, эту привычку он сохранил, что было приятно.
- Да пошел ты, - Коди оскалился и запульнул в Нельсона помидор, который тот ловко поймал.
- Благодарю, как раз это мне и нужно.
Коди нахмурился. На товарища он не злился, уже привык к таким шуточкам, да и коллеги определенно приняли его, так что волноваться было не о чем. А вот насчет шефа он не был уверен. Вдруг он и правда что-то узнал? Это подозрение попортило настроение. Однако, зная шефа, после подобных криков он бы быстро вышел на кухню и начал бы раздавать оплеухи провинившимся - в данном случае, Коди. Но до сих пор было подозрительно тихо и гладко. Видимо, казни так и не состоится.
Хейз отправился подслушивать, оставив на самообеспечение печеную рыбу, но так и ничего и не услышал. Вечер проходил без происшествий, а в конце смены шеф вышел с очень недовольным видом, ничего не объясняя.
Теперь напряглись все, не только Коди. Впрочем, долго беспокоиться не пришлось - намечалась небольшая вечеринка. Провожали кондитера, который готовился к свадьбе и должен был скоро уехать в Европу. Пока пьянствовали, поняли - раз Гуидо уходит, значит, придет новый кондитер. Вот про какую женщину говорил - точнее, орал - шеф!
- Нет-нет, - уверял Нельсон, - это точно будет не женщина. Если шеф сказал, что никаких женщин, значит, так и будет, вы его знаете.
- Если только его не заставят. Кто-то или что-то, - предположил Хейз.
- Или большие денежки, или большие амбиции, или большие буфера этой самой женщины, - нагло ухмыльнулся Нельсон.
Гуидо как-то неестественно хихикнул. Похоже, о том, что его в Италии ждет будущий муж, знал только Коди.
- Что вообще плохого в поваре-женщине? - проворчал Коди. Просто потому, что всегда был за равенства и раздражался от такого сексизма. Еще в академии это его бесило. Когда пасс был меньше и документы были старые, много чего пришлось выслушать, особенно от преподавателей старой закалки. - Тем более, это всего лишь десерты.
- Всего лишь десерты? - возмутился уже изрядно опьяневший Гуидо, и его итальянский акцент усилился. - С этой минуты ты мой враг на всю жизнь!
- Прости, Гуидо, твои десерты бесподобны, а я говорил о стряпне твоего преемника, - выкрутился Коди, тоже захмелевший. Итальянец умилился такой похвале, и они радостно обнялись.

На следующее утро просыпаться было тяжело. Не стоило столько пить посередь недели, не говоря уже о том, что Коди не так уж хорошо усваивал алкоголь - в частности из-за уколов тестостерона. Пришлось экстренно приводить себя в порядок и мчаться в ресторан, пока не опоздал.
Коди вяло завязывал фартук, когда мимо, оставляя за собой приятный шлейф дорогих ароматов, гордо прошли администратор и незнакомая девушка. Коулман с любопытством посмотрел вслед, не заметив, что засмотрелся. Он все еще тяжело соображал. Нельсон со смехом нахлабучил ему на лоб поварской колпак, закрывая им глаза.
- Что, понравилась тебе "просто кондитер"? - поиздевался он.
- Какая разница? - проворчал Коди, поправляя колпак.
- Шефу это не понравится. Он потому и против женщин, что начинается подобное.
- Да ничего не начинается, я просто посмотрел, любопытно же. А даже если и начнется, - Коди был в дурном настроении, чтобы смолчать, - мне это не помешает. Я профессионал.
- Ну и ну. Ну что, профессионал, спорим, что ты не сможешь закадрить эту конфетку, да еще и не получив при этом нагоняй от шефа?
Нельсон любил спорить, а Коди терпеть этого не мог. Но на этот раз его как будто черт дернул. Так и хотелось утереть Нельсону нос.
- А спорим.
Они пожали руки, и оказавшийся рядом Хейз разбил их спор. В этот момент командный голос шефа, вышедшего из кабинета вместе с новенькой, призвал к вниманию, и повара выстроились напротив него, изучая кондитера. Почти все смотрели на нее с нескрываемым подозрением и недоверием, а Коди - со здоровым любопытством. Даже дружелюбно улыбнулся. Тем более, сбивало с толку настроение шефа. Еще вчера он был зол, как сам дьявол, а теперь чуть ли не светился от радости. Странно.
- Неужели все-таки подкупили, сволочи, - беззвучно проговорил Нельсон.
Однако чем дальше, тем лучше повара, знавшие шефа не один год, распознавали хитринку в его голосе. А на словах "я очень надеюсь, что вы будете дружелюбны к Розмари", произнесенных с чрезмерным для вечно сердитого шефа энтузиазмом, повара поняли: похоже, шеф поспорил с кем-то, что дама долго на кухне не продержится, и его пожелание надо было понимать в точности наоборот. Лукавый взгляд шефа только подтверждал это.
При этом, слова шефа о рекомендациях барышни не вызвали почти никаких эмоций. Только Коди удивленно поднял брови да Нельсон присвистнул, но быстро заткнулся под грозным взглядом шефа. Кажется, такая протекция мало того, что не впечатлила коллег, но даже обозлила их, что вкупе со спором шефа было очень кстати.
- А теперь за работу! - приказал шеф и снова скрылся в кабинете. Готовить он выходил редко и, как правило, в случае спецзаказов или визитов важных гостей. 
Повара сразу разбрелись по своим местам, не спеша знакомиться с новенькой. Коди понимал их мотивы, однако стало неловко за них. Как-то это слишком невежливо. Он тихо вздохнул и подошел к Розмари.
- Привет, я Коди, занимаюсь здесь салатами и холодными закусками, - дружелюбно улыбнулся он и по привычке протянул руку. Неосознанно, но это было даже хорошо, ведь так он мог показать, что здесь она на равных с ними независимо от пола. - Добро пожаловать! Сориентировать тебя по кухне?
В этот момент Нельсон бросил в него желтый болгарский перец, попав в плечо, и Коди сердито пригрозил ему кулаком.

Отредактировано Cody Coleman (2 Авг 2019 14:51:13)

+1

4

"Мужчина, стоящий у плиты, всегда будет популярен". Кажется, так говорила одна особо умная дама, невесть как ставшая кулинарным критиком. Если Розмари помнила верно, эта дама готовить не умела совершенно. Не просто " у нее хорошо выходит только салат", а скорее "порезанная ею колбаса была невкусной уже сразу". Эта дама, как и многие ей подобные, активно воспевала мужской кулинарный талант, восхищаясь готовящими мужчинами и то и дело упоминая свои мокрые мечты неудовлетворенных одиноких дам "мужчина у плиты, готовящий мясо, в одном фартуке на голое тело - предел мечтаний", - все это лишь долтвало масла в огонь под названием "женщине на высокой кухне не место".
Почему-то упорно считалось, что женщина в состоянии готовить чисто домашние блюда для жизни, если так можно сказать, не получая за это похвалу (это же само собой разумеется!), а вот творить, создавать шедевры и купаться в лучах славы - удел мужчин. Высокая кухня рождала снобов и тиранов, и даже если сюда попадала женщина, то итог ее нахождения здесь был довольно...плачевен. Даже когда она училась, Джой удивлялась поначалу тому, как мало женщин с нею в группе и как их становиллсь ещё меньше постепенно. Кто-то не выдерживал ритма, кто-то - подколов и язвительности наставников, кто-то ломался и не мог больше продолжать бороться. Наверное, благодаря такой школе жизни Розмари и справилась с теми неудачами, что коснулись ее. Ее закалили.

Розмари не решила себя иллюзиями, что здесь ее примут с распростёртыми объятиями. Она не знала всей истории, предшествовавшей ее появлению в этом ресторанчике благодаря протекции от подруги ее бабушки, но по поведению шефа, по его едким, чуть колким фразам на грани вежливости и по пренебрежительному оценивающему взгляду, брошенному едва она вошла, женщина поняла, что уже на нее налепили клеймо : "неумелая дурочка, из милости попавшая ко мне на мою голову". Возможно, выбор ее наряда был не самый лучший - короткая кожаная юбка и облегающий тонкий  свитер с небольшим вырезом, - но все же это было ее право и ее желание одеваться так, как она хочет. К тому же готовить она будет в другой одежде, а потому это было совершено не нужно и не важно.
Из команды поваров никто не проявил интереса к ней, хоть Джой и знала что ее рассматривают, оценивают и изучают, стараясь вынести вердикт и понять, что и как она из себя представляет. Чаще всего такая оценка будет не в ее пользу, но...разве что-то было иначе раньше? Совершенно нет.
Что же, так будет ещё интереснее. Свое место под солнцем она четко знает и никому не даст собой управлять. Равно как и не позволит никакие выпады в свою сторону.
Когда все начали расходиться по своим местам, Роз взяла форму, что ей выдали, и отправилась к шкафчикам. То, что ее окликнули, было немного странно. Повернув голову, Джой заметила какого-то парня, приветливо улыбавшегося и, посмотрев на протянутую руку, все же пожала ее. Ей было приятно, что человек, который подошёл к ней, не пытался сейчас кокетничать или заигрывать, не пытался поцеловать руку и изобразить принца - такое ей встречалось и сильно хорошим, как правило, не заканчивалось. Джой не была феминисткой и свято верила в различия, как психологические, так и физические у мужчин и женщин, и при необходимости могла воспользоваться типично женскими уловками, но в работе она ценила профессионализм, дружелюбие и честность. Да и не только в работе, в свете последних событий ее жизни. Честность была сейчас редким качеством, которое все же было нужно для всех и везде.
- Здравствуй. Очень приятно, Коди. Да, если ты мне покажешь все здесь, и проведешь к шкафчикам, где я могла бы оставить вещи и переодеться, я была бы очень рада. Если, конечно, у тебя есть возможность и для тебя это не будет проблемой. Шеф выглядит довольно строгим. - девушка мило улыбнулась, прижимая к себе пакет с новой формой, и невольно усмехнулась шире, увидев перекидывание едой.
- у вас часто такое метание снарядов? - вдруг спросила Розмари, решив и правда полюбопытствовать. На каждой кухне были свои порядки и узнать порядки этой было бы очень хорошо.

+1

5

Как и предполагалось, коллеги-повара недоверчиво косились то на Розмари, то на Коди. На Розмари – с осторожностью. На Коди – с непониманием. Не то что бы здесь неохотно принимали чужих, вовсе нет. Дело совсем не в этом. Просто здесь не принято было идти наперекор мнению шефа. А шеф выразил свою позицию довольно ясно: хотя бы тем возмущенным воскликом из своего кабинета, не говоря уже о сегодняшнем выступлении.
Конечно, на взгляд постороннего могло показаться, что шеф до безобразия гостеприимен и вообще само очарование. Но коллектив-то сразу все понял.
Неудивительно, что преданные шефу повара поглядывали на Коулмана, как на врага народа. Как будто он вот-вот приступит к организации бунта.
Да что с вами, - мысленно обратился к коллегам Коди, - я просто хочу быть дружелюбным. Ну, и выиграть спор, если повезет.
Как раз в последнем и стремился, видимо, помешать Нельсон, выставляя его дураком, который так легко подставляется под снаряды из перца. Обычно Коди удавалось быть ловчее и избегать таких атак. Даже самому себе было неловко признаться, что банально загляделся на новую знакомую. Залюбовался.
- Знаешь, частенько бывает, - честно ответил он на вопрос про снаряды, все еще потирая плечо – не от боли, а от обиды. – Надо же как-то развлекаться.
Он строго глянул на Нельсона, незаметно прошептав ему угрозу, которую тот, несомненно, понял, ведь в ответ показал язык, выглядя при этом невероятно довольным.
- А насчет шефа не беспокойся. Он, конечно, строгий, но многое нам позволяет, пока, конечно же, не начинает страдать производительность. Так что все в порядке.
Коди чинно продемонстрировал Розмари шкафчики, показав, где чей.
- Можешь смело занимать любой из оставшихся. Рекомендую занять подальше от Хейза, - негромко добавил он, - у него вечно форма пахнет рыбой. Вот рядом со мной много свободного места.
Да, никаких намеков. Просто сама доброжелательность. Он невинно улыбнулся.
- Вон там – уборная и душевая, а дальше – пожарная лестница. Надеюсь, эта информация не пригодится.
Затем он кивнул на кухню и дал короткую справку по присутствующим.
- Они могут вредничать, не обращай внимания. Меня тоже не сразу приняли. И, как видишь, все хорошо. Твое место будет вон там. Раньше там работал наш Гуидо, но буквально на днях уехал. Теперь сладости на тебе. Это очень ответственно, - заявил Коди очевидное. – Ладно, переодевайся, осваивайся. Если что, обращайся.
На этом моменте можно было оставить новую знакомую, чтобы позволить немного выдохнуть и облачиться в фирменную форму ресторана.

0


Вы здесь » Chicagoland » Архив эпизодов » На ножах